www.transfusion.ru
О Службе крови России
Скажем донору спасибо
Совет служб крови СНГ
Документы
Технологический форум
Журналы и статьи
Федеральная программа
Региональные программы
Фирмы предлагают
Видео
Хроника событий
РАТ
Новости РАТ
Вам отвечают специалисты
Контакты/Ссылки
Поиск
Наш сайт
English
Документы

С Т Е Н О Г Р А М М А

"круглого стола" на тему "Донорство крови. Законодательное обеспечение: проблемы и перспективы", проводимого Комитетом Государственной Думы по охране здоровья

Здание Государственной Думы. Зал 830. 20 февраля 2007 года. 15 часов.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, я думаю, что кто к нам стремился, уже подошёл, поэтому предлагаю начать работу.

Уважаемые коллеги, ровно год прошёл, как мы в стенах этого зала рассматривали вопросы донорства в Российской Федерации. Вопросов очень много. И сегодня можно в какой-то степени выступить с анализом. Прошёл год, что изменилось - что хорошее, что плохое, что мы прибавили себе, что мы убавили. А вопросов, конечно, очень много. Главный самый, ведущий вопрос - это, конечно, организация всей службы крови.

Сегодня на слуху, вы знаете, что, к сожалению, у нас муниципальные учреждения, отделения, станции почему-то из закона выпали. И вы знаете все перипетии согласований, прохождения новой поправки. Сегодня очень важный стоит вопрос - это о безопасности в донорстве. Это касается и самих доноров и наших пациентов. Сегодня, к сожалению, надо сказать, что в целом мы не можем сказать, что у нас разработаны стандарты. И если шире взять, мы не можем утверждать, что у нас есть такой программный документ как концепция развития донорства в Российской Федерации.

Особым вопросом стоит сегодня в связи с тем, что мы вступили в рыночные отношения, это с одной стороны социальная поддержка наших доноров, с другой стороны, так сказать, и взаимоотношения наших доноров с работодателем. Вопрос очень тонкий, очень сложный. И он, в общем-то, не однозначный. Сегодня я не могу сказать, что он решён.

И вопрос стимулирования донорства, когда мы теряем количество доноров. Нас всех это тревожит, потому что мы понимаем, что без доноров вся наша служба развиваться не может. Я думаю, что в этой аудитории не надо долго говорить, поэтому разрешите с вашего позволения, я приступлю к выполнению нашей сегодняшней программы.

Единственное, что у меня будет несколько просьб. Я вас попрошу всех выключить телефоны, потому что у нас достаточно напряжённая повестка, чтобы вас не отвлекали.

Есть предложение, у нас сегодня три основных докладчика, им предоставить до 15 минут. Дальше будут выступления, их достаточно много, до пяти минут. Не возражаете? Нет.

Всем будет предоставлено слово для выступления. Я вас прошу, кто пожелает выступить, пожалуйста, в письменном виде подавайте сюда заявочку. Только я вас прошу, всё, что говорится в этой аудитории, идёт под стенограмму, поэтому, пожалуйста, фамилию, имя, отчество, должность, чтобы я мог это озвучить, потому что всё идёт в записи.

Итак, я предоставляю первое слово для выступления руководителю Росздрав, академику Беленкову Юрию Никитовичу. Пожалуйста.

Беленков Ю.Н. Добрый день, уважаемые коллеги. Добрый день всем, кто собрался в этом зале. Проблема донорства уникальная. Она, с одной стороны, социальна, и проблема безопасности страны, страна, не имеющая донорской системы, не может воевать, точно так же, как не может воевать страна, не производящая антибиотики, не производящая инсулин, то есть не производящая те жизненно важные компоненты, которые нужны всем нам. И никто не застрахован оттого, что завтра или даже через час вас потребуется кровь.

С другой стороны, это проблема личностная, потому что человек даёт что-то от себя, даёт часть себя. И этот компонент мы тоже не можем снимать с повестки дня, мы обязаны учитывать, когда мы обсуждаем проблему развития донорства.

Должен сказать, что я не буду, конечно, углубляться в специальные вопросы, я думаю, что и профессор Савченко и другие выступающие скажут более специальные вещи. Но как кардиолог, помимо того, что я чиновник, но всё-таки я практикующий врач и кардиолог, я должен сказать, что происходят гигантские перемены в нашем понимании системы переливания крови. И могу вам сказать, что в оптимальном варианте в кардиологии, особенно в кардиохирургии, я, может быть, скажу парадоксальные вещи, нам кровь не нужна. Нам кровь не нужна! Есть один способ решения этих проблем - это кровесберегающие технологии. Как только были внедрены, так называемые селсерверы, то есть приборы, которые собирают кровь, которую теряет пациент, естественно, очищают её, выделяют эритроциты или другие форменные элементы крови. Мы можем совершенно спокойно вернуть этому пациенту его собственную кровь, бесспорно, это не снимает с повестки дня вопрос о переливании. Бесспорно, у нас есть тяжелые случаи, когда тяжелый случай фибринолиза и так далее, когда нам требуется, очень сильно требуется кровь. И я думаю, что правильный путь, если мы берем те заболевания, которые связаны с травматическими, операциями с потерей крови, то правильный путь, помимо развития донорства, это развитие кровесберегающих операций.

Я должен сказать, что мы практически ушли сейчас, я говорю для тех, кто не медицинские работники сидят в этой аудитории, мы практически сейчас уходим от переливания тельной крови, практически мы уже ушли от неё. Нам нужны компоненты крови, нам нужны эритроциты, нам нужна тромбоцитарная масса. То есть, знаете, как, нам не нужна сырая нефть. Нам нужны продукты переработки высококачественные, с высоким качеством и по чистоте, и по отбору донора, нам нужна плазма. Но опять-таки нам нужна плазма для промышленного производства, для фракционирования плазмы, а не для того, чтобы перелить конкретному пациенту. То есть всё уже сейчас переходит на более промышленные концепции.

С другой стороны, особенно когда мы находимся в стенах Государственной Думы, которая помимо законотворческой деятельности, все-таки она представляет власть народа, это вот тот эмоциональный компонент, который всегда сопровождает донора. Донор всегда был в нашей стране уважаемым человеком. И надо отдать должное, что нынешний состав Думы все-таки в этом отношении продвинул вот этот сложный вопрос - поддержание донора. Должен вам сказать, что в этом году, кто не знает, исполняется 175 лет в апреле этого года первому переливанию крови, которое было сделано в нашей стране. Поэтому было бы очень правильным, если бы Дума поддержала, допустим, утверждение Дня донора. То есть люди, помимо имеющихся каких-то материальных льгот, хотя весьма эфемерных, имели бы хороший и эмоциональный подпор. Но впервые, должен сказать, лауреаты конкурсов "Лучший донор" получили государственные награды из рук президента. Это очень важно, потому что это показывает важность проблемы. Нужно формировать, тут я уже обращаюсь к средствам массовой информации, нужно формировать правильную концептуальную базу донорства. Мне тут пришлось почитать один пример, он немножко такой менее эмоциональный, чем я говорил, но тем не менее речь идет о том, что донорство - это в какой-то степени как банк финансовый. То есть вы кладете деньги в банк и когда вам нужно вы эти деньги забираете, но вы забираете не свои купюры, а другие купюры. Так и здесь, вы сдали кровь, и никто не дает гарантии, с чего я начал, что через час, через полтора, допустим, мне или кому-то ещё потребуется срочно переливание крови. Это не значит, что мне перельют свою собственную кровь. То есть вот это должно быть поддержано средствами массовой информации. Потому что решение проблемы донорства, помимо законотворческой деятельности, помимо развития системы учреждений переливания крови, обязательно должно иметь эмоциональный компонент.

Законодательная база она, по крайней мере, уже может позволить развивать донорство. И вот тут, я, когда набрасывал тезисы, что делать, у меня написано так: первоочередные шаги - выполнять закон. То есть надо выполнять то, что мы уже приняли. И тогда, по крайней мере, половина проблем, которые сейчас существуют, они уже будут решены.

Второе - это развивать донорство, которое должно стать делом всего общества, и на государственном уровне, и на уровне общества, и на уровне личности. Это должно быть элементом здорового образа жизни.

Ну, и конечно, совершенствовать службу крови. Это необходимо создать приоритет действиям по обеспечению безопасности и доступности крови. Нужная национальная программа крови, система качества во всех разделах. Гарантия качества обследования всей донорской крови и так далее, и так далее, и так далее.

Должен сказать, что в США ежегодно осуществляется 14 миллионов данаций крови, её компонентов. При этом эти образцы крови обследуются в 50-ти крупных стерилизационных централизованных лабораториях иммуноферментного анализа и 20-ти генодиагностических лабораториях. То есть, смотрите, 14 миллионов и 50 крупных централизованных лабораторий иммунофереза и 20 геноинженерных лабораторий. В нашей стране кровь и её компоненты четырёх миллионов данаций обследуются в мелких и разрозненных 600 лабораториях иммуноферментного анализа, а полноценных генодиагностических лабораторий не существует вообще.

Итак, мы размельчили эту проблему, создали очень большое количество малых и, наверное, не очень эффективных лабораторий и сейчас пожинаем эти плоды.

Думаю, что мы видим проблемы, которые существуют. Мы понимаем задачи, которые стоят перед нами. И нам с вами, принявшись за дело, нужно построить хорошую нормальную функционирующую систему донорства крови. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Уважаемые коллеги, я вас попрошу. Всем сидящим в этом зале можно задавать вопросы, но вопросы задавайте в письменном виде. И в заключение каждому, кто получит вопрос, будет дано время ответить.

Следующее слово я предоставляю Савченко Валерию Григорьевичу, заместителю директора гематологического научного центра РАМН, директору института трансплантологии костного мозга.

Савченко В.Г. Глубокоуважаемый председатель, глубокоуважаемые участники "круглого стола", я назову одну цифру, которую, наверное, вы слышали много раз. Военный бюджет Российской Федерации ровно в двадцать раз меньше, это было сказано Президентом Российской Федерации совсем недавно, чем военный бюджет Соединенных Штатов Америки.

Ровно в двадцать раз меньше, чем в Соединенных Штатах Америки реализуется такой метод лечения, как трансплантация костного мозга, потому что он не обеспечен не столько финансово, а сколько технологически. Ровно в двадцать раз в Российской Федерации меньше получается тромбоцитов для обеспечения вот этих технологических процессов, чем в Соединенных Штатах. Это ровно в двадцать раз. Я могу продолжить.

Поэтому если в отношении ядерного оружия существуют асимметричные решения, то в отношении трансфузиологии асимметричного решения не существует. Это наша внутренняя проблема.

Что мне хочется сказать, прежде всего? Служба крови в целом как доктрина - это одна из форм коллективной безопасности людей. Люди создают форму коллективной безопасности свою собственную, как они содержат армию, которая не приносит им никаких дивидендов, как они содержат МЧС и прочие службы жизнеобеспечения страны. Поэтому отношение к этой службе должно быть исключительно государственное, исключительно, потому что это одна из форм национальной безопасности, опять же ссылаясь на слова Юрия Никитича. Из этого вытекают две основные цели службы крови.

Первое. Гарантированность поставок того или иного компонента крови или продукта, как угодно, гарантированность - это очень важная вещь.

Второе. Это качество. Качество означает минимальную биологическую безопасность, насколько это возможно в рамках наших знаний и представлений о том, с чем мы имеем дело. Далеко не всегда мы знаем потенциальную опасность неинактивированных компонентов крови. Но уровень наших знаний достаточно высок. Потому что если мы будем ставить другие задачи, то мы распылим реализацию этих задач.

Вне всякого сомнения, если по-прежнему потребитель будет необоснованно много использовать, зачастую неправильно, или вследствие консерватизма некоторого клинического компонента в крови, мы не напасемся компонентов никогда, потому что здесь возникает вторая часть, служба крови должна иметь обратную связь с потребителями, заказчиками, которые должны рационально использовать потенциально опасные компоненты крови. Здесь не обойтись без того, что проходили все страны, то есть образовательные программы.

Я не верю в альтруистическую концепцию мироздания. Нет альтруизма на самом деле. Поэтому альтруистического или бесплатного донорства в той или иной формы тоже нет. Оно бесплатное на бумаге, а на самом деле оно всегда платное. И это тоже надо осознавать.

Более того, мне кажется, что когда мы постулируем развитие доктрины контрактного донорства с целью получения сырья для переработки, то мы должны отчетливо представлять себе, что действительно контрактное донорство - это многократное, оплачиваемая наличным или безналичным расчетом, донорство, имеющее цель в конечном итоге инактивации данного сырья, потому что технология должна это предусматривать. Никогда напрямую оплачиваемый компонент, получаемый, не должен использоваться в клинической практике, потому что он представляет в некотором смысле опасность, точнее, очень большую опасность.

Что касается другой части, которая не контрактная. Мне кажется, что не хватает в законодательных актах, не хватает одной очень важной вещи. В подзаконных актах, которые здесь можно прочитать, ответственность за состояние и возможный ущерб, который наносится донору, возлагается на ту организацию, которая осуществляет получение того или иного компонента.

Нам кажется, что, на самом деле, донорство, в особенности в том случае, если оно является идеологически альтруистическим и важным, донор должен быть застрахован индивидуальном. В конечном итоге это приведёт индивидуально, как целый полис, это государственное индивидуальное страхование донора. Потому что в конечном итоге, донорство - это один из способов индивидуального или другой формы страхования. Это действительно так.

Другого способа отделить непосредственные деньги от концепции донорства не существует, с нашей точки зрения. И дело не в ущербе, а дело в том, что просто льготы, просто какие-то обычные вещи, непосредственно которые могут быть получены, они всё-таки имеют какое-то эгоцентрическую компоненту.

Поэтому индивидуальное государственное страхование донора и, возможно, его семьи - это один из способов вот такого долгосрочного привлечения доноров к этой активности. Тогда не просто на бумаге они будут иметь первоочередную помощь, а, на самом деле, будут иметь вот ту помощь, которую вы знаете сейчас непросто действительно в клинической жизни оказать.

Что касается вопросов специальной трансфузиологии, специализированной трансфузиологии. Всё дело в том, что действительно многоканальное разделение финансирования: на федеральное и муниципальное привело к тому и приводит, точнее, к тому, что довольно развитые зачастую структуры, осуществляющие, имеющие индивидуальный донорский пункт, работающие индивидуально с определённой когортой доноров, могут оказаться выброшенными из этой важной работы.

Нами было показано, что при самом лучшем тестировании доноров на любой станции переливания крови при самом лучшем (подчёркиваю), включающем не только серологическую диагностику на носительство гепатита "В" и "С", но и ПСР-диагностику, причём с очень высокой чувствительностью, показывает, что, несмотря на это вероятность инфицирования пациента, которому переливается, во всяком случае, много раз от разных доноров кровь, практически составляя 10 процентов в том случае, если ему переливается кровь от 100 доноров.

Так вот из этого вытекает, что на уровне отделения переливания крови, на уровне муниципальных, специализированные подразделения, может создаваться служба, я имею в виду не только гематологию и онкологию, я имею в виду акушерство, я имею в виду действительно экстренную и кардиохирурги, там, где иногда возникает необходимость переливать от большого числа доноров компоненты, создавать действительно, не игнорировать вот эти организации и отделения. А именно они способны создавать хорошо отселектированный пункт конкретных доноров, которые находятся в реальном видении и в реальном человеческом и информационном контакте.

Потому что большие организации, большие и хорошо развитые индустриальные подразделения, они работают на потоке и в меньшей степени индивидуальны. Это специальная служба, которую нужно, ни в коем случае нельзя потерять. В противном случае есть один способ уменьшить размеры окна, о котором все говорят, один, единственный пока что - это многократное тестирование донора. Больше другого способа решения нет.

Многократное обследование донора - единственный способ сузить окно. При всём уважении к чувствительной специфичности ПСР-диагностики, это просто подспорье. Чем чаще это делается, тем больше вероятность того, что мы не пропустим донора, который потенциально опасен. Это очень важное положение. И только те организации, которые способны контролировать контакт с донорами, вот они могут это делать, с нашей точки зрения. Поэтому это очень важная вещь, и это ни в коем случае нельзя законодательно вывести из поля и проигнорировать.

И, наконец, последнее, я не буду больше задерживать ваше внимание, мне кажется, очень важно сейчас на данном "круглом столе" заострить внимание на недавних прошедших в публикациях проверках, связанных с деятельностью центров, которые реализ0уют трансплантацию костного мозга от неродственных доноров. К сожалению, регистр неродственных доноров в Российской Федерации реально не существует, Эти люди не знают, что они являются потенциальными донорами. Никаких законодательных актов и подзаконных актов по этому поводу нет. Каким образом реализовывать эту доктрину, непонятно. Но за рубежом существует 10 миллионов населения, я не буду уточнять, в каких странах, но в основном это Соединённые Штаты Америки и страны Западной Европы, и эти люди изъявляют желание стать донорами, становятся донорами стволовых клеток для целей лечения онкологических больных и наследственных заболеваний некоторых.

Так вот, нам кажется, что если мы сейчас в данном случае проигнорируем развитие законодательно создание регистра типированных доноров в стране, мы окажемся по-прежнему только потребителями чужой воли и чужих компонентов, которые необходимы для этого процесса.

Таким образом, резюмируя, я хочу сказать, что всё-таки нам кажется, что создание государственной формы коллективной безопасности в виде банков крови, в виде страхования будущего, как это сделано нынешним правительством, нынешней власти в отношении женщин, которым не деньги наличные даются, а им даётся страховка их ребёнку, которого они родят в будущем. Вот что делается. Поэтому эта идея на самом деле, как она ни странно звучит, может быть, на первый взгляд, она здравая, потому что предоставляется полис в 250 тысяч рублей. Но это не главное. Главное, что это какая-то гарантия будущего. Поэтому если мы будем предоставлять гарантию будущего донору и людям, то они пойдут сдавать крови и за деньги, и без денег. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Валерий Григорьевич.

Уважаемые коллеги, я хочу обратить внимание, в папочках посмотрите, есть проект рекомендаций. Поэтому я вас попрошу, выступающие, ваше мнение, что вы поддерживаете, что вы считаете необходимо оставить, что необходимо добавить. То есть чтобы обязательно в выступлениях это звучало.

Следующее слово я предоставляю Виноградову Константину Анатольевичу - заместителю руководителя департамента развития медицинской помощи и курортного дела Минздравсоцразвития Российской Федерации. Пожалуйста.

Виноградов К.А. Спасибо. Уважаемые участники "круглого стола", во-первых, мне бы хотелось поблагодарить Комитет по охране здоровья Государственной Думы за то, что они с небольшим интервалом времени вновь поднимают очень актуальный вопрос - вопрос донорства и вопросы, связанные с заготовкой, переработкой и хранением крови.

Министерство здравоохранения и социального развития считает эти вопросы чрезвычайно актуальными особенно сейчас, поскольку в национальном проекте "Здоровье" одним из очень важных направлений и мероприятий является развитие высокотехнологичной медицинской помощи.

В этом году мы увеличим объёмы до 170 тысяч высокотехнологичных операций медицинских услуг и, несмотря на применение кровесберегающих технологий, безусловно, высокотехнологичные виды медпомощи потребуют большего объёма как компонентов крови, так и препаратов крови для оказания медпомощи.

Законодательная база, которая на сегодняшний день создана она, конечно, далека от совершенства и, тем не менее, мне бы хотелось ещё раз акцентировать внимание, что нормы, которые были приняты в последние годы и в последнее время, они повлияли на развитие службы крови в Российской Федерации.

Я приведу несколько цифр, сегодня очень часто говорят о том, что число станций переливания крови в стране уменьшилось, отделения стали закрываться, что уменьшается число доноров в Российской Федерации.

На самом деле станции, которые были маломощные, небольшие, а их было 192 в Российской Федерации, 10 из них просто реорганизованы в отделения, и сегодня функционирует 182 станции переливания крови. То же самое и маломощные отделения.

Когда передали полномочия 122-м федеральным законом на уровень субъекта Российской Федерации, все очень долго обсуждали вопрос о том, что муниципальные больницы, там, где шла заготовка крови, останутся без крови.

На самом деле, объём крови, который заготавливался в больницах, составляет сегодня в Российской Федерации не более 0,2 процентов от общего объёма заготовки крови. А все случаи передачи инфекции с гематрансфузиями, они как раз и связаны с переливанием цельной крови с не обследованной кровью, которую забирают в таких отделениях.

Поэтому с точки зрения безопасности нормативные акты, которые были приняты, они имеют чрезвычайно важное значение.

Я могу сказать, что за последние два года у нас увеличилось количество заготовки концентрата тромбоцитов на 33 процента, заготовки замороженной эйтроцитарной массы на 27 процентов. И притом, что у нас уменьшается число доноров, общая заготовка крови, компонентов крови в Российской Федерации увеличилось. На 10 процентов увеличилось число доноров, которые сдают сегодня плазму.

У нас увеличилось число аппаратов, поскольку это полномочия стали субъектов Российской Федерации, у них денег побольше, чем у муниципалитетов, оснащение наших станций отделений крови за последние два года стало значительно лучше. И в связи с этим, снижается количество переливаемой крови. Эти темпы нас пока устраивают, и при этом увеличивается переливание компонентов крови, что чрезвычайно важно.

В чем мы сегодня серьёзно отстаём? В том, что сегодня в Российской Федерации, кроме очень маленького объёма, который изготавливается в Гематологическом научном центре, в Российской Федерации не производятся препараты крови.

И следующий этап развития службы - это переход к переливанию не компонентов крови, а к переливанию препаратов крови. И строительство в Кирове завода, которым на сегодняшний день уже освоено почти около миллиарда рублей за два года, нам остаётся ещё освоить около пяти миллиардов рублей. К концу 2009 года мы запустим первый в Российской Федерации завод по производству препаратов крови, который обеспечит практически чуть больше 50 процентов потребности Российской Федерации в этих препаратах крови.

Что касается развития донорства, то поправки в федеральный закон, которые были приняты в декабре месяце 258-м федеральным законом, а это даёт возможность всем уровням власти участвовать в финансировании донорства, развития донорства, мы тоже считаем это чрезвычайно важным.

Что касается социальных льгот и партнёрства работодателя с донорами, то по социальным льготам сегодня в Министерство здравоохранения из субъектов Российской Федерации мы получаем достаточно большое число писем о том, что льготы надо расширить, выплаты Почётным донорам надо увеличить. Я назову одну цифру, сегодня из 2 миллионов доноров у нас Почётными донорами Российской Федерации, которые получают более 6 тысяч рублей выплат, их более полумиллиона. Ежегодно, вот за 2006 год более 30 тысяч человек стали Почётными донорами в Российской Федерации. Это люди, которые сдали более 60 раз плазму или более 40 раз кровь.

Министерство здравоохранения поддерживает такие предложения. И если депутаты их поддержат, то мы будем только "за". Мы считаем, что службу крови надо укреплять, и поддерживаем инициативу развития федеральной целевой программы по модернизации, и такие предложения мы внесли в Государственную Думу, и в этом направлении мы работаем.

258-ым законом у нас были внесены поправки в закон о донорстве крови и её компонентов. Нам сейчас предстоит разработать несколько подзаконных актов. Прежде всего, это требование к организациям, которые ведут заготовку крови. Оно будет утверждено постановлением Правительства Российской Федерации.

Второй нормативный акт, который мы готовим, это правила заготовки, переработки и хранения крови. Понимаем, что приказы, которые были изданы в начале 90-х годов, они не соответствуют требованиям. Должен появиться технический регламент. И мы заканчиваем работу на сегодняшний день над приказом Министерства здравоохранения по контролю за качеством крови, чтобы появился инструмент в руках у наших надзорных органов, у Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения, для того, чтобы обеспечить безопасность крови.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Константин Анатольевич.

Следующее слово я предоставляю Шарыгину Сергею Леонидовичу, директору НИИ гематологии и переливания крови Росздрава.

Шарыгин С.Л. Уважаемые участники "круглого стола", неудовлетворительное положение с донорством вызывает сегодня большую озабоченность не только работников службы крови, но и руководителей государственного уровня, в том числе депутатов Государственной Думы Российской Федерации. Поэтому не случайно второй год подряд проводится "круглый стол". Паллиативные меры, как нам представляется, в решении проблем донорства в настоящее время уже не эффективны. Нужны радикальные меры государственного характера.

Первый закон о донорстве крови и её компонентов от 1993 года, на наш взгляд, ставил стратегические задачи развития донорства. Статьей третьей закона предусматривалась разработка федеральной и территориальных программ развития донорства. В ряде территорий были разработаны и успешно реализовались такие программы. Как положительный пример можно привести программу Челябинской области. Однако федеральная программа, несмотря на несколько разработанных её вариантов, так и не была утверждена. При этом федеральный закон номер 122 от 22 августа 2004 года, несмотря на его прогрессивность, статью третью из закона исключил. Какие предложения?

Слайд, пожалуйста.

Необходимо разработать федеральную программу "Развитие донорства и службы крови" и включить её в приоритетный национальный проект "Здравоохранение". Только такие широкомасштабные меры могут вывести положение с донорством из кризиса. Спасибо.

Слайд, пожалуйста.

Второе. Федеральным законом от 29.12.2006 года № 258 ФЗ о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по-прежнему из статьи 13-й закона Российской Федерации "О донорстве крови, её компонентов" исключены муниципальные учреждения и муниципальные унитарные предприятия, хотя реально такие в стране существуют. То есть им не разрешено осуществлять заготовку, переработку, хранение донорской крови и её компонентов. В результате муниципальная станция переливания крови вынуждена сегодня работать в нарушение существующего законодательства. В то же время отделение переливания крови муниципалитетов, эта деятельность разрешена. Предложение, слайд, пожалуйста.

Необходимо разрешить заготовку, переработку, хранение донорской крови муниципальным учреждениям и муниципальным унитарным предприятиям (я поддерживаю то, что записано в проекте решения) или изменить их форму собственности на государственную.

Слайд, пожалуйста. В соответствии с нормативной базой активный донор сдает кровь или её компонент не менее трех раз в год, что дает право на получение шести оплачиваемых дней отдыха. В условиях изменения форм собственности, руководители многих акционерных предприятий, частных фирм считают экономически невыгодным иметь работника донора, что не редко становится причиной конфликтной ситуации между донором и работодателем. Предложение.

Слайд, пожалуйста.

Заинтересовать работодателя предоставлением налоговых льгот, уменьшить налогооблагаемую базу на сумму выплат донору, за предоставленные дни отдыха. Спасибо.

Многие доноры, получив звание "Почетный донор России", сдают кровь и её компоненты уже не так активно или прекращают кровь, вообще.

Слайд, пожалуйста.

Для сохранения этой категории активных доноров предлагаем: ввести звание "Заслуженный донор России", который присваивается донорам за сдачу крови 60 раз, плазмы - 100 раз с соответствующим коэффициентом ежегодной выплаты, положенной гражданам, награжденным знаком "Почетный донор России" в полтора раза.

Слайд, пожалуйста.

Нуждается в существенном улучшении и отраслевая правовая база по службе крови. Требует замены приказ Минздрава СССР № 155 от 12 апреля 1990 года "О совершенствовании деятельности учреждений службы крови в условиях нового хозяйственного механизма" и приказ Минздрава Российской Федерации № 364 от 14.09.2001 года "Об утверждении порядка медицинского обследования доноров крови и её компонентов".

Слайд, пожалуйста.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Леонидович.

Следующее слово предоставляется Гришиной Ольге Валентиновна - директору Центра крови.

Гришина О.В. Уважаемый Сергей Алексеевич, уважаемые участники "круглого стола", уважаемые коллеги!

Конечно же, в этой аудитории нет необходимости убеждать кого-либо в том, что без продуманной государственной политики по расширению донорства, говорить об обеспечении доступности для населения Российской Федерации высокотехнологичной и просто медицинской помощи бессмысленно.

Уже третий год мы живем в условиях действия новой редакции статьи первой закона "О донорстве крови и её компонентов", в которой декларируется, что органы государственной власти Российской Федерации поощряют и поддерживают развитие добровольного безвозмездного донорства.

С 1 января вступили в силу изменения в статью четвертую этого закона, в соответствии с которой финансовое обеспечение мероприятий по развитию организаций и пропаганде массового донорства крови и её компонентов, включая доведение социальной значимости донорства до населения Российской Федерации, является расходным обязательством Российской Федерации.

Несмотря на очевидную необходимость разработки конкретных мер, направленных на реализацию указанных положений, на национальном уровне действенной и активной системой агитации и пропаганды массового донорства крови не существует.

Пропаганда донорства на сегодняшней день - это дело трёх категорий людей: самих доноров, врачей и больных, нуждающихся в переливаниях крови. Нам представляется, что в значительной степени проблемы привлечения донорских кадров связаны с отсутствием информации о донорстве. Восполнить информационный пробел может реклама донорства. К сожалению, средства массовой информации и рекламные поверхности у нас коммерческие, и разместить что-либо бесплатно практически невозможно. Создание рекламно-информационных материалов и их размещение требует значительных средств, а у центров крови, больниц, у здравоохранения в целом нет денег на рекламу донорства. Это противоречие требует вмешательства государства.

В прошлом году с большим трудом, после обращения напрямую к мэру Москвы - Юрий Михайловичу Лужкову, нашему центру удалось в рамках социальной рекламы добиться размещения на улицах города Москвы разработанных и отпечатанных нами за счёт собственных средств 15-ти агитационных плакатов, призывающих к донорству крови. Планирует адресную программу, и даёт указание рекламным агентствам на размещение социальной рекламы Комитет по рекламе, информации и оформлению города Москвы. Понятно, что для многомиллионного мегаполиса 15 плакатов - это совсем немного, да и размещались они зачастую в таких местах, где были совсем незаметны. Но даже такая программа сразу принесла хорошие ощутимые результаты, значительное число безвозмездных доноров пришли в Центр крови, узнав о донорстве из рекламы на улицах города. Мы собирались продолжить эту работу и в нынешнем 2007 году. В установленном порядке обратились в комитет по рекламе, разработали новую серию плакатов и получили отказ. В письменном ответе на наше обращение говорится о необходимости получения заключения Департамента здравоохранения города Москвы. Такого заключения мы не можем получить до сих пор. Нет в этом году на улицах Москвы и рекламы донорства.

Уважаемые коллеги, формирование побудительных мотивов к донорству во многом находится в сфере деятельности общественных организаций. В этих организациях есть огромное количество энтузиастов, которые могут взять на себя роль донорских рекрутёров, стать защитниками интересов доноров и оказать тем самым неоценимую поддержку донорскому движению. Мы - врачи, работающие в службе крови, максимально готовы к взаимодействию с общественными организациями, различными инициативными группами, поддерживающими донорство. Мы готовы проводить консультации, обучающие семинары для волонтёров, оказывать экспертную поддержку при взаимодействии волонтёров со спонсорами.

Мне особо хочется отметить в этой аудитории наш положительный опыт сотрудничества в деле привлечения доноров с московским отделением молодёжного движения "Наши". Деятельность комиссаров волонтёров этого движения заслуживает огромного уважения, благодарности и искреннего восхищения. Мы призываем к энергичным действиям и другие общественные организации.

Итак, для эффективного решения проблемы развития и пропаганды массового донорства крови и её компонентов считаем, крайне необходимым разработать правовые нормы, регулирующие объём и порядок финансового обеспечения мероприятий по пропаганде донорства с использованием современных рекламных технологий, как-то: реклама, телевидение, радио, пресса, Интернет. Активно привлекать информационные ресурсы для популяризации донорского движения, как идеи общенационального единства, патриотизма, нравственности и гражданской ответственности в произведениях искусства, в средствах массовой информации, в образовательном процессе. Проводить действенные и активные мероприятия по агитации и пропаганде донорства с использованием потенциала политических партий, общественных организаций, молодежных движений, религиозных конфессий. Возродить ранее существовавший в организациях Красного Креста институт агитаторов и пропагандистов донорства. Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Ольга Валентиновна. Я думаю, что в этом зале вас все поддерживают.

Следующее слово предоставляется Касенко Валентине Владимировне, начальнику управления Роснадзора. Пожалуйста.

Касенко В.В. Уважаемые участник "круглого стола", действительно проблема, которая обсуждается сегодня, очень важна и актуальна. И это мы ощущаем, когда осуществляем инспекционные проверки организаций, которые осуществляют заготовку, переработку и хранение донорской крови и ее компонентов.

Но если подводить итоги, которые прошли за год после нашего предыдущего заседания, то действительно в законодательстве, скажем так, обозначены и внесены те изменения, которые требовалось бы обозначить. Это и по изменению статуса организаций, которые осуществляют заготовку, переработку и хранение донорской крови, по развитию добровольного безвозмездного донорства, и по созданию единой информационной базы по донорству, и по установление обязательного контроля за кровью и ее компонентами, и по обеспечению безопасности донорской крови и ее компонентов.

Но если говорить конкретно по каждому вопросу, например, о развитии добровольного безвозмездного донорства, то здесь, естественно, мы поддерживаем тот факт, что статья первая, статья не обеспечены в должной мере механизмами их реализации. Это влечет за собой риск заражения кровью, полученной от доноров из групп населения высокого риска. И для выполнения этой нормы закона мы считаем, необходима разработка программы по донорству, обеспечению средствами на ее осуществление. В том числе и по контрактному донорству, потому что мы считаем, что без нее невозможно запустить крупное производство препаратов крови.

Если говорить по созданию единой информационной базы по донорству, то объединение станций переливания крови в единую информацию сеть и создание централизованны баз донорских данных, по нашему мнению, включает не только создание единой картотеки лиц, отведенных от донорства и аккумулирования информации по запасам крови, но и создание единого программного обеспечения и стандартизованной материальной базы для организаций, которые осуществляют заготовку, переработку, хранение и обеспечение донорской кровью и ее компонентами. И для выполнения этой задачи также необходимо соответствующее финансирование.

По обязательному государственному контролю за кровью и ее компонентами, которые отпускаются организациями здравоохранения. Уже здесь было сказано, что разработан приказ, который прошел, скажем так, согласование со всеми и практическими работниками, об утверждении порядка осуществления государственного контроля и качества донорской крови и ее компонентов. И в настоящее время, начиная с 2004 года, на регулярной основе до выхода этого приказа пока осуществляются только инспекционные проверки организаций, а фактов нарушения законодательства достаточно. И всем нам известны довольно печальные факты, когда приходилось приостанавливать работу станций переливания крови. И, кстати, эти нарушения, они не только связаны с недостаточной материально-технической базой, но и также с недостаточно, скажем так, организованной работой и с отсутствием системы обеспечения качества на данных станциях. Поэтому мы надеемся, что в ближайшее время этот приказ будет утвержден, и мы будем уже работать с вами по этому приказу.

По реализации норм закона по обеспечению безопасности донорской крови и ее компонентов также направлена разработка в соответствии с планом Минздравсоцразвития России, проектов постановления Правительства Российской Федерации и проекта приказа по правилам заготовки. И работа над этими документами уже началась. Но надо сказать, что, несмотря на то, что у нас сейчас существует большинство инструкций, приказов Минздрава по службе крови устарели, однако анализ ситуаций по данным документам свидетельствует о том, что отдельные положения данных приказов могут быть использованы и при разработке названных документов. И только в них необходимо включить, и это будет сделано, вот то новое, что в законодательстве, и то новое, что произошло за последние годы. И, в частности, при разработке правил заготовки, переработки, хранения и обеспечения безопасности крови и ее компонентов планируется включить положения, устанавливающие требования к крови и ее компонентам, к системе качества, прослеживаемости единиц крови и ее компонентов, к системе регистрации и анализа посттрансфузионных осложнений.

Также при разработке правил заготовки, переработки, хранения и обеспечения безопасности крови полагаем целесообразным использовать международный опыт. В частности, 98-ю директиву Европейского Парламента и руководство по приготовлению, использованию, обеспечению качества компонентов крови.

Надо сказать, что в прошлом году данное руководство было переведено на русский язык, и уже сегодня утром данное положение, переложенное на российскую почву, в общем-то, обсуждалось на подкомитете "Клиническая производственная трансфузиология" технического комитета "Медицинские технологии гостехрегулирования" для принятия в качестве национального стандарта.

На решение, скажем так, задач обеспечения качества безопасности донорской крови и её компонентов направлены также изменения, внесенные в положение о лицензировании медицинской деятельности, которое было утверждено в январе 2007 года, где предполагается, что обеспечение лицензиатом при осуществлении медицинской деятельности контроля за соответствием качества выполняемых медицинских работ установленным требованиям, стандартам. И федерального закона о лицензировании отдельных видов деятельности, где полномочия лицензирующего органа обращаться в суд с заявлением о привлечении лицензиата за нарушение лицензионных требований и условий к административной ответственности в порядке, установленном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Причём это относится как в отношении юридических, так и физических, потому что при проверках, как я уже сказала, мы находим нарушения также, которые не зависят, скажем так, от материальных или каких-то других норм.

В то же время, мы считаем, есть такая ещё одна проблема, которую необходимо в законодательстве решить. Это имеется в виду деятельность организаций, которые покупают кровь у станций и продают в лечебные учреждения. Что, по нашему мнению, создает угрозу безопасности трансфузий, так как отчуждение компонентов крови от производителя, имеющего медицинскую лицензию, приводит к нарушению прослеживаемости единиц крови и потере ответственности за их качество на отдельных этапах трансфузионной цепи. И поэтому мы считаем, что в законодательство необходимо внести дополнение, чётко регламентирующее порядок реализации крови и её компонентов в лечебные учреждения для переливания пациенту и порядок обмена донорской кровью и её компонентами с иностранными медицинскими организациями, а также ввоза компонентов крови из-за рубежа.

Несколько слов, если позволите, о разработке технического регламента. Он был разработан и назывался "Требования к безопасности крови, её продуктов, кровьзамещающих растворов и технических средств, используемых в трансфузионной, инфузионной терапии". Рабочей группой в составе представителя федеральной службы, ГНЦ РАМН, отдела стандартизации здравоохранения и других медицинских учреждений было чётко выражено несогласие именно с объектами регулирования, которые указаны в данном техническом регламенте. И в данном проекте, как мы считали, должны быть всё-таки разделены вот эти объекты. Поэтому был разработан альтернативный проект технического регламента, и в данном проекте реализован подход, основанный на высокой потенциальной опасности крови и её компонентов, а также специфике их получения от донора.

И проект технического регламента, разработанный рабочей группой специалистов Службы крови "О безопасности крови и её компонентов", как его назвали, представлен сегодня на общественное обсуждение. Мы считаем, что это тот проект, который заслуживает уже принятия.

И несколько слов о деятельности по производству лекарственных препаратов, потому что мы действительно считаем, что от гемакомпонентной терапии надо переходить к переливанию препаратов крови.

Сегодня в соответствии с законом "О лекарственных средствах" разработаны новые правила производства и контроля качества лекарственных средств. Он разработан с учётом тех требований, которые должны предъявляться к производствам препаратов крови, и сегодня он обсуждён также со всеми промышленниками, внесён на утверждение Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Также пересмотрен и приказ, который регламентировал порядок контроля качества лекарственных средств, и издан 30 октября, принят 30 октября 2006 года регламент об утверждении административного регламента по организации и проведению экспертизы качества, эффективности и безопасности лекарственных средств.

И если говорить о производстве препаратов крови, то мы считаем, что всё-таки станции переливания крови, а их сегодня 24, которые занимают производством лекарственных средств, это мелкие производства, которые не могут в достаточной мере обеспечить качество препаратов крови на должном уровне. И конечно же вопрос обеспечения должен решаться через строительство крупных заводов, которое сейчас и осуществляется в городе Кирове, где можно будет обеспечить все условия для получения препаратов крови, полностью соответствующую мировым стандартам. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Валентина Владимировна.

Следующее слово я представляю Бакалину Владимиру Александровичу - председателю постоянного комитета по социальной политике, здравоохранению, образованию, физкультуре и спорта Калининградской областной Думы.

Бакалин В.А. Добрый день, уважаемые коллеги.

Ситуация в Калининградской области, к сожалению, примерно такая же, как в целом по стране, уменьшается количество доноров, уменьшается количество кровосдач. Поэтому с учётом того, что в Калининградской области планируется ещё строительство большого кардиологического центра, я думаю, что эта проблема возрастёт ещё больше.

Что касается решения тех проблем, которые сегодня надо решать, в общем-то, о них сегодня здесь уже говорилось. Это, конечно, принятие мер к руководителям, которые, к сожалению, саботируют вопросы сдачи крови внесением в Административный кодекс изменений. Это, конечно же, поддержка почётных доноров, которые за ту мизерную монетизацию почему-то отказываются решать вопросы и, конечно, это реклама. То, что касается поддержки донорства именно на уровне и на областном, и на муниципальных уровнях это, конечно, реклама.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Жибурту Евгению Борисовичу - председателю Совета Российской ассоциации трансфузиологов. Главному трансфузиологу Национального медико-хирургического центра имени Н.И.Пирогова.

Жибурт Е.Б. Спасибо.

Уважаемые участники круглого стола!

Предложения Российской ассоциации трансфузиологов включены в проект рекомендаций, розданный участникам, и во многом озвучены в предыдущих докладах. Позвольте сказать несколько слов о том, как за рубежом именно закон способствует отказу от устаревших технологий службы крови и внедрению новых, более безопасных и эффективных процессов и изделий.

В Европейском Союзе есть директива (фактически - закон, принятый Европарламентом), устанавливающая стандарты качества и безопасности заготовки, обследования, приготовления, хранения и распределения крови и компонентов крови человека.

Этой директивой, в частности, определена необходимость, чтобы лучшие из возможных научные Советы были доступны европейскому Сообществу в отношении обеспечения безопасности крови и компонентов, в частности по адаптации положений настоящей Директивы к научному и техническому прогрессу.

Наиболее частым инфекционным осложнением переливания крови в Европе являются бактериальные инфекции. Бактерии могут содержаться в кусочке кожи, который попадает в просвет иглы при венепункции. Другой серьезной проблемой является возможное разбрызгивание, загрязнение кровью окружающей среды (предметов, одежды, людей), при отборе образцов для лабораторных исследований в открытые пробирки из перерезанной трубки с кровью. Наконец, извлеченная из вены игла не перестает быть острой и может поранить сотрудников и случайных лиц.

На слайдах представлены три простейших технических решения, воплощенных в современной системе для заготовки крови: первые миллилитры крови (которые могут содержать микробов кожи) поступают не в донорский контейнер, а в специальный контейнер для отбора образца для лабораторных исследований.

К этому маленькому контейнеру стерильно присоединяется вакуумная пробирка.

После донации игла наглухо закрывается специальным колпачком и никогда никого больше не уколет.

Использовать гемоконтейнеры без этих устройств в Европе и США давно запрещено.

Как, кстати, и выездная бригада никогда не получит лицензию без наличия донорских кресел.

На слайде представлена картина завершившейся донации. Кресло обработано, сотрудник в халате однократного применения демонстрирует, что изделия однократного применения герметично закрыты и готовы к утилизации.

На следующих слайдах представлены работа российской выездной бригады. Симпатичные девушки в свитерах, видимо неоднократного применения, переносят кровь и микробов между донорами, персоналом, офисной мебелью, контейнерами, пробирками, многоразовыми ножницами и зажимами. А потом мы удивляемся высокому уровню заболеваемости вирусными гепатитами и другими инфекцими.

Помимо отсутствия донорских кресел (а значит, высокой частоты обмороков), можно констатировать отсутствие перемешивателей крови, весов, запаивателей. Все это оснащение службы крови, как и 50, и 70 лет назад заменяют нежные женские руки. К сожалению, таким образом невозможно обеспечить уровень качества компонентов крови, который необходим современной клинике.

Другая важная цитата из европейской Директивы: работа государственного экспертного совета должна учитывать последние научные достижения в инактивации патогенов, которые могут передаваться с трансфузией.

Еще год назад мы говорили о неизбежном риске передачи вирусов с кровью, в силу биологически обусловленного серонегативного периода. Сегодня этот риск можно исключить.

Случаи передачи ВИЧ реципиентам крови получают широкий общественный резонанс. Важно подчеркнуть, что все они связаны с переливанием плазмы.

Но сегодня в России зарегистрирована лучшая в мире технология вирусинактивации одной дозы плазмы метиленовым синим.

Суть этой технологии, широко применяющейся в Европе - разрушение всех нуклеиновых кислот.

Тем самым при простой обработке с использованием доступного аппарата в любой больнице можно получить вирусинактивированную плазму - плазму с гарантированным отсутствием как известных, так и неизвестных вирусов.

У метода вирусинактивации есть только один минус: требуется дополнительный труд персонала и дополнительные средства.

Именно поэтому мы считаем необходимым включить раздел "Модернизация службы крови" в национальный проект "Здравоохранение".

В заключение позвольте пригласить всех 20 апреля в Национальный медико-хирургический центр имени Н.И.Пирогова на Мемориальный день донора, посвященный 175-летию первого переливания крови в России.

Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Евгений Борисович.

Следующее слово предоставляется Виноградовой Галине Георгиевне, главному специалисту, юрисконсульту постоянной комиссии по здравоохранению и экологии Законодательного Собрания Санкт-Петербурга.

Виноградова Г.Г. Извините, но в моей речи, может быть, не будет столько патетики, сколько прозвучало за этим столом. Но я, к сожалению, вчера прочитала материалы прошлого "круглого стола". Я хочу сказать, что сегодняшняя речь мало отличается от того, что было прописано в прошлый раз.

Я бы хотела разделить проблему донорства крови и ее компонентов на три составляющие.

Первая составляющая чисто медицинская.

Вторая проблема организационная.

И третья проблема. Она социальная. Это проблема человеческая. Поскольку я представляю постоянную комиссию законодательного органа, нам достаточно часто приходится с этим встречаться. И достаточно часто приходится вступать в противоборство с органом исполнительной власти, с государственным органом исполнительной власти.

Представляете, вице-губернатору противостоять, губернатору противостоять в принятии ряда нормативно-правовых актов, которые затрагивают именно проблемы донорства и её компоненты.

В частности, возникает у меня как у юриста проблема, проблема толкования. Я с этой проблемой и в процессе обучения, и в процессе своей жизни сталкивалась с проблемой толкования.

Вот, в частности, мы возьмём 11 статью, потому что я буду рассматривать только третью составляющую, социальный аспект. Будем говорить о проблеме толкования. Что такое единовременная денежная выплата? Это что? Это почёт, который мы оказали гражданам? Это замена тех натуральных льгот, которые люди получали в натуральном выражении?

По этому поводу мы обратились, сначала мы обратились непосредственно к Фрадкову, и попросили его разъяснить: а, какова же структура этой единовременной денежной выплаты? И как она учитывает те ранее предоставляемые льготы, и в какой структуре это выстраивается?

Нам ответил Стародубов по этому поводу, что в едином нормативе, письмо в Минфин, номер такой-то, который, к сожалению, нигде не опубликован. Мы не смогли в системе "Кодекс", я просто иными системами не пользуюсь. Мы не могли узнать, а какой же норматив в среднем по Российской Федерации заложен, и что же за статус этой выплаты.

Выплата единовременная. Дальше мы обратились, Валентина Ивановна Матвиенко уже обратилась к Зурабову: а, будьте добры, нам, пожалуйста, объясните, а имеет ли право получающий человек единовременную денежную выплату на какие-либо иные ежемесячные выплаты, предусмотренные иными законодательными актами? Получили непосредственно от Зурабова такое разъяснение, что, да, если иным федеральным законом предусмотрена единовременная денежная выплата, то гражданин имеет право на получение, не выбор получения вот этой ежегодной.

Меж тем в Санкт-Петербурге доноры получают ежегодную вот эту вот единовременную денежную выплату помесячно, по 500 рублей ежемесячно. И в наших зонах Санкт-Петербурга, а у нас всего, на самом деле, сейчас о мерах социальной поддержки отдельных категорий. Второй закон о льготном лекарственном обеспечении и зубопротезировании. И третий закон выпустили совсем недавно о замене вот этого вот питания денежной выплатой (сдача крови) донорам, почётным донорам и людям, впервые сдающим или регулярно сдающим, но не имеющим этого звания. То есть денежная выплата.

Так вот в части толкования нам приходится всякий раз обращаться. Мы давно с вами забыли, к сожалению, и мы, и те, кто здесь присутствуют, государственные органы исполнительной и законодательной власти, что, в первую очередь, мы законы должны писать все-таки для граждан.

Гражданин должен взять в руки закон и знать, а что же дальше ему нужно сделать для того, чтобы получить ту или иную, ему положенную, прописанную законом. И в каком порядке это должно осуществляться.

Вам приведу маленькие примеры и на этом закончу. Онкологический институт имени Петрова (федеральный) нуждается в достаточно большом объёме крови. Поскольку он федеральный, квоты получили маленькие детишки на получение, им нужно было проведение операции, видимо, пересадки костного мозга. Они нуждались в большом объёме крови.

Когда институт Петрова объявил по нашему телевидению о том, что они нуждаются в этой крови, вот вы знаете, у нас спазматическое чувство сострадания, наверное, у российского народа всего, спазматическое. Спазм сострадания охватил очень большое количество людей.

Я сама Почётный донор СССР. Давно, давно, в 1979 году, я не пользуюсь этим удостоверением, не получаю этой выплаты. Я первая откликнулась на это и решила предложить руководителям ряда политических движений, у нас сейчас выборы проходят в законодательное собрание, предложила организовать вместо того, чтобы ребята размахивали бумагами, давайте мы такую акцию проведём. Все запишемся, пойдём к этим детишкам, эти дети приезжие, санкт-петербургские дети получат такую помощь, а дети, приезжие с северо-запада, кто получил по квоте вот эти вот места в этом институте, они не имеют возможности, давайте их обеспечим донорской кровью.

Вот я вам хочу сказать, что, к сожалению, сегодня в этом списке от политических движений и партий в законодательном собрании я пока одна.

Дело всё в том, что отделения переливания в этом институте, они сказали, что вот это спазматическое чувство сострадания возникло, много народу откликнулось. 150 человек приехали и сразу сдали эту кровь. Но кровь, к сожалению, нужна не разовая. Консервация крови, она во времени, я - не медик, поэтому я не могут сказать, какие там сложности с её консервацией. И сказали, что этот процесс растянут и должен продолжаться во времени, желательно конец февраля, начало марта. Пройдут выборы 11 марта, поверьте, что я думаю, что политические партии уже на это не откликнутся.

А вот такие вот разовые целевые сдачи, я уж не знаю, как нужно строить эту социальную рекламу правильно, но вот такие разовые целевые сдачи, они достаточны и вызывают большой отклик людей.

Первое. Это требование к толкованию, то есть к написанию таких норм закона, которые бы не нужно было трактовать, не нужно было толковать нормы закона. Они должны восприниматься. А уж, если вы вводите какой-то термин, введите в начале термины и определения. Мы стараемся делать в своих законодательных актах, это стараемся делать, если это возможно.

И второе. Давайте продумывать социальную рекламу. Может быть, её нужно делать целевой. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Галина Георгиевна.

Слово предоставляется Каюмовой Лидии Ивановне - главному врачу Московской областной станции переливания крови, главному трансфизиологу Минздрава Московской области.

Каюмова Л.И. Уважаемый Сергей Алексеевич! Уважаемые коллеги!

В Московской области донорство крови и её компонентов организовано в соответствии с законодательством. И в соответствии с законом о донорстве крови и компонентов с изменениями и дополнениями, а также особенностями региона функционирует 50 учреждений службы крови. Региональные станции, пять муниципальных станций переливания реорганизованы в государственные учреждения службы крови и также функционирует отделение переливания крови, их 40. Два в крупных институтах государственных и 38 в муниципальных образованиях.

Хотелось бы поблагодарить депутатов и комитет за то, что всё-таки внесли эту поправку. Пусть не в том виде, в каком мы хотели. Но там нельзя, потому что существует ещё один закон 131-й (о муниципальных образованиях). Потому что, внеся вот эту поправку, вы помогли лечебным учреждениям нормально функционировать. Потому что одна из задач отделений переливания крови и станция также заключается в следующем: организация трансфузионной терапии в лечебных учреждениях, использование вот этих трансфузионных средств и многое, многое другое. То есть вот этот раздел работы лечебного процесса, который очень важен в этих лечебных учреждениях.

И, как правило, ни одно лечебное учреждение, находящееся в муниципальном образовании, скажем так, обслуживает это отделение переливание крови, а несколько. Порой бывает пять, шесть и семь. И это делают те специалисты, которых мы имеем. К сожалению, только сейчас, буквально, несколько лет, вот очень ограниченное количество временное, вы сами все с этим столкнулись, когда кафедра стала готовить врачей трансфузиологов. И у нас это уникальные специалисты.

И то, что мы сделали в Московской области, и благодаря поддержке депутатов и Комитета по охране здоровья, это сыграло свою, в общем-то, положительную роль.

Число доноров в Московской области, как и по всей стране, регулярно, скажем так, сокращается. И, что перечислять те причины, которые существуют? Но хотелось бы следующее сказать.

Вот здесь поднимался вопрос не совсем как бы до конца о той оплате донорам. Потому что, хотим мы этого или нет, но существуют кадровые доноры. И у всех они завуалированы. Да, мы резко равняемся, как на Западе, за рубежом и говорим, что донорство должно быть только бесплатное. Но, увы, доноры клеток крови всё равно они есть кадровые. Вот то, о чём сейчас, буквально, в начале говорили.

Донорство плазмы. От кого всё-таки закладывается на каратинизиацию? Но это же утопия, когда положили, девять месяцев отлежит и её выдадут на-гора. Кто обследовал этого донора? Да, не надо. Вот эти вот прожектерские все выступления, я не имею в виду здесь, участников "круглого стола", а там, где мы общаемся ещё и на конференциях, и на совещаниях. То есть нужно над этим вопросом еще подумать и внести ясность, что же такое карантинизация, как моно было выдать приказ о проведении карантинизации и не дать рекомендательных документов и методических разработок. У нас в Московской области они имеются, и они утверждены министром здравоохранения московской области. Я уверяю вас, что если доза прошла карантинизацию, выдана, то она действительно карантинизирована в соответствии с теми требованиями, которые существуют. Поэтому, конечно, нужно менять подзаконные акты, совершенствовать. В связи с этим мы от Московской области дали определённые предложения.

Но я хотела бы остановиться пока на том объекте, то есть доноре, о котором идёт сегодня речь. Что же делается у нас? Несмотря на то, что падение донорства продолжается, а этому ещё способствует, как мы считаем, один из основных моментов - это отмена льгот по проезду и коммунальным услугам. Согласитесь, что из отдаленных точек, из сёл очень трудно приехать, например, на ту же Московскую областную станцию и сдать там. Потому что дорога, к сожалению, дорогая. И не везде новые технологи используются. Те же сепараторы клеток крови, чтобы получить тромбоконцентраты. Отсутствие действенных мер воздействия на руководителей предприятий и организаций за неоказание содействия донорству крови и её компонентов. Потому что, к сожалению, много предприятий частного характера. И, конечно им не интересно, что проводится "День донора", да они просто не пускают туда, как ты там не разрывался и чего-то не организовывал. То есть нужны конкретные меры.

Не решен конкретный вопрос по ответственным за агитацию, пропаганду донорства, их финансовое обеспечение. Отсутствие единой информационной базы и установленного порядка по реализации мероприятий по развитию, организации, пропаганде донорства крови и её компонентов. Почему я хочу остановиться на этом пункте? Потому что с нами очень роковой случай, скажем так, произошел. Московская областная станция переливания крови является центральной станцией региона и обеспечивает буквально все учреждения областного подчинения. А то высокие технологии, которые применяются при лечении сложнейших больных Московской области. Ежегодно имеют план, который утверждает Министерство здравоохранения. Нам план утверждался по выделению доноров муниципальными образованиями для выполнения вот этого планового задания - обеспечения клиник областного подчинения. И прокуратурой в прошлом году по весне был отозван этот приказ.

И посчитали этот приказ в Московской области прокуратуры, что он не действует, незаконный. Потому что сослались на этот пункт именно по организации единой информационной вот этой базы. И всё, и мы встали в очень серьезные условия. И вот этот момент, конечно, не очень хороший.

Законом Московской области о дополнительных мерах социальной поддержки донорам в Московской области от 22 декабря 2004 года гражданам, достигшим пенсионного возраста, награжденным нагрудным знаком "Почетный донор России" или "Почетный донор СССР", который имеют, имеющим постоянное место жительства в Московской области, с 1 января 2005 года проводится оплата 50 процентов коммунальных услуг и ежемесячные денежные выплаты добавочно по 200 рублей. Служба крови области работает в тесном контакте с Московским областным региональным отделением общероссийской общественной организацией Российский Красный Крест, ее представители на местах.

И что хотелось бы сказать? Вот мы всячески поддерживаем это общество и его представителей. Где в районах функционирует эта организация, то там и развито донорство. Могу сказать следующее, что в самые трудные минуты, когда не было, здесь присутствуют представители от Российского Красного Креста центрального комитета и скажут, что когда не было финансирования и дефолт 1998 год, всё как бы рухнуло. Зарплату мы не получали и такое было, но мы никогда не оставили вот это общество. И из своих заработанных денег, не получали заработную плату сотрудники оттуда, мы их поддерживали, чтобы сохранить. А сейчас выезжаем на места и помогаем им именно как бы в реставрации, скажем так, снова организуем, ищем активистов, убеждаем администрацию, потому что выхода другого нет. Кто-то должен заниматься агитацией, пропагандой. Потому что одно здравоохранение не в силах этого сделать и не будет этого никогда.

Заключен договор о сотрудничестве между Московской областной организацией Российского Красного Креста с нашим Министерством здравоохранения. Именно там, в договоре конкретно уже оговорено, что основной их тоже раздел работы - это обеспечение жителей Московской области, находящихся на лечении в клиниках. Вот эти работы, а потом уже мы заключаем договор. Проводятся постоянные работы по восстановлению первичек, для популяризации донорства проводятся и слеты доноров, заседания "круглого стола", куда выезжают и представители министерства, и мы тоже. Я заканчиваю.

Нами были внесены от Московской области следующие предложения, которые нашли отражение в решении "круглого стола". В исполнении статьи четвертой части четвертой закона Российской Федерации от 9 июня 1993 года "О донорской крови и её компонентов" до настоящего времени не принято постановление Правительства Российской Федерации о порядке создания единой информационной базы по реализации мероприятий, конкретно по развитию организаций в пропаганде донорства крови и её компонентов. Данный порядок требует правового регулирования.

Находим целесообразным, дополнить статью шестую закона Российской Федерации от 9 июня 1993 года "О донорстве крови, её компонентов" нормой об ответственности администрации предприятий, учреждений, организаций за организацию работы по содействию донорства крови и компонентов.

И третий пункт. Это федеральный закон 258-й не внес изменения в статью восьмую часть третью закона Российской Федерации "О донорстве крови, ее компонентов" в части урегулирования порядка обязательного страхования донора на случай его заражения инфекционными заболеваниями. И в настоящее время данный порядок требует правового регулирования на основе разработки критериев, определения страхового случая и перечень инфекционных заболеваний, заражению которыми может быть подвержен донор при выполнении донорской функции. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Лидия Ивановна.

Следующее слово предоставляю Губановой Марии Николаевне - главному врачу Ставропольской краевой станции переливания крови.

Губанова М.Н. Уважаемые коллеги, в общем-то, всё, что было сказано, абсолютно поддерживается. Я хочу немножко похвастаться. У нас на территории количество доноров в Ставропольском крае 15 на тысячу, а в городе Ставрополе - 40. И я вам скажу, почему это получается. Потому что шикарно работает донорский совет при Администрации города Ставрополя. К сожалению, нет такого при правительстве, чтобы это было во всех районах края. То есть создан план-график выезда нашей бригады на предприятия. На самом деле кто-то действительно пускает, кто-то не пускает. Но когда председатель этого донорского совета, заместитель главы города, курирующий социальные вопросы, сама врач, и когда она, извините, просто даёт разгон тем руководителям, то есть как бы всё достаточно банально, скажем так, и от этого доноры растут, студенты идут с удовольствием, военнослужащие тоже. То есть вот как бы такой банальный на самом деле, но опыт.

Поэтому я хочу прочитать наши предложения в проект рекомендаций. На самом деле мне понравилось выступление коллеги из Кирова о том, что мы должны всё-таки войти в национальный проект "Здравоохранение". Почему акушерство и гинекология вошла? Они наши самые первые потребители нашей продукции. Почему есть как бы высокие технологии? А как высокие технологии без компонентов крови? Это замечательно, когда кардиология уходит, здорово, прямо двумя руками "за". Но, к сожалению, это же не везде. Правда?

Ещё что бы мы хотели? Предусмотреть вместо бесплатного питания донорам за счёт средств бюджета, осуществляющего финансовое обеспечение организаций здравоохранения, занимающихся заготовкой донорской крови, единую компенсационную выплату из средств федерального бюджета.

Далее, создать донорские советы, институты кураторов донорства при органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Но я это уже в проекте предложений прочитала. И разработать и внедрить программное компьютерное обеспечение для Единого донорского Центра России и субъектов Российской Федерации за счёт средств федерального бюджета.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Мария Николаевна.

Слово предоставляется Добылёву Николаю Владимировичу, главному врачу Тверской областной станции переливания крови.

Добылёв Н.В. Здесь много говорилось о том, что донорство исчезает, донорство уменьшается, но вот я хочу сказать, что в области, я не говорю, что высокие показатели, но на протяжении многих лет оно стабильно держится на одних цифрах. Это тоже показатель определённый положительный. И в первую очередь это связано с тем, что мы не потеряли в своё время связь с Красным Крестом. Когда началось в 90-х годах разделение - это моё, а это не моё - мы оставили эту связь и нам она здорово очень помогает. В каком плане? У нас большая территориальная протяжённость нашей области. Большая отдалённость. У нас есть районные центры по 400 километров отдалённые. А до Санкт-Петербурга от нас 560. Так что считайте, какой охват большой. Но благодаря тому, что мы сохранили связь с теми в районах имеющимися организациями, мы смогли спокойно сохранить донорское движение, мы смогли спокойно выезжать в эти районы отдалённые на проведение донорских дней, и мы знали, что когда мы приедем, нам всё там подготовлено, нам остаётся только выполнить чисто свою профессиональную техническую работу. Все агитационные и плюс организационные такие вопросы решались там на местах.

Второе, что нам удалось сохранить на сегодняшнем уровне, это то, что мы в своё время не потеряли связь также с Красным Крестом при награждении и составлении списков для награждения Почётными донорами России. Всё-таки был длительный перерыв до тех пор, пока в 1993 году вышел приказ президента и начал действовать этот закон.

За это время, конечно, накопилось большое количество доноров, которые нуждались в представлении к этим наградам.

Все архивные документы, все фиксирующие документы находились у Красного Креста. Это всё время было так. И поэтому, когда встал вопрос о создании этих списков, встал вопрос о награждении, заслуженном награждении этих людей, которые ждали несколько лет этого момента, у нас больших трудностей (я не говорю, что это легко прошло, это сложно), по крайней мере, для службы крови этого не было, потому что основное на себя взяли те организации, которые представляли Красный Крест. И мы одни из первых в России получили эти знаки и удостоверения к ним. И прошло у нас это награждение.

Вот это в своё время как-то нарушенное было движение пропаганды, оно немного ослабло, это естественно. У нас же были Дома санитарного просвещения, которые входили в структурные подразделения областного здравоохранения, они потом были почему-то аннулированы. И выделялись денежные средства, которые позволяли нам на высокопрофессиональном уровне проводить эту агитацию донорскую. Сейчас этого нет. И поэтому каждому приходится за это бороться в одиночку.

Поэтому у меня предложение, здесь есть многие моменты, которые проговорили по улучшению материально-технической базы, по единому донорскому центру, по пропаганде. Это, я думаю, всё-таки должно быть сосредоточено в одних руках, где есть и материальные возможности, и правовые, и прочие. Конечно, должно быть федерально всё сделано, тогда у нас будет эффект. Если когда у нас это будет всё звучать из наших телевизоров на всю Россию, я думаю, это должно дать какой-то эффект положительный. У меня всё по этому вопросу.

Председательствующий. Спасибо, Николай Владимирович.

Слово предоставляется Лукоцевой Раисе Тимофеевне, Председателю Российского Красного Креста.

Лукоцева Р.Т. Уважаемые коллеги! Повестка дня сегодняшнего "круглого стола" очень актуальна и значима для Российского Красного Креста. Потому что Российский Красный Крест - одна из наиболее массовых общественных организаций в нашей стране, которая в этом году отметить своё 140-летие, на протяжении всей своей истории была надёжным партнёром и остаётся надёжным партнёром органов здравоохранения в организации и пропаганде безвозмездного донорства.

Я не буду очень много говорить, но хотелось отметить, те руководители органов здравоохранения на местах, которые понимали значимость региональных отделений Российского Красного Креста в проведении донорских дней, как в Тверской области, в Московской области, в Ставропольском крае, в Калужской области, и других регионах - и на сегодня сохранили очень хорошие показатели. Российский Красный Крест, конечно, утратил в какой-то степени те позиции, которые были по организации и проведению безвозмездного донорства, в частности, раньше мы занимались оформлением наградных документов, сейчас этим занимаются органы здравоохранения. Мы занимались организацией непосредственно донорских дней, и как сказал мой коллега из Твери, что действительно станции переливания крови оставалось только выполнить техническую работу, потому что подготовку, организацию, подготовку помещения, списки безвозмездных доноров - всё это было за Российским Красным Крестом.

Российский Красный Крест занимался очень большой санитарно-просветительной работой. Вот сегодня вам розданы, по крайней мере, на столах, вот такие листовки. Глядя только на одну листовку, где мы видим три младенца и счастливое лицо матери, уже, наверное, и пропаганда не нужна или вот этот красный крест - это не только символ Красного Креста, это символ милосердия, символ сострадания, символ, наверное, того, что человеку где-то плохо и нужно помочь.

На сегодня Российский Красный Крест проводит огромную работу по восстановлению архивных документов. В настоящее время в России есть только один архив по донорам Советского Союза, который находится в Российском Красном Кресте.

В течение 2005 - 2006 года к нам пришло 15 тысяч доноров, которые выразили желание, обратились с просьбой подтвердить их награждение знаком "Почетный донор Советского Союза".

Вот эту кропотливую работу на сегодня выполняют тир сотрудника Красного Креста. Работа эта, может быть, и не заметная, но очень нужная, очень важная.

Мы проводим последовательную работу по защите льгот доноров. Общаемся с донорами практически каждый день. Постоянно со всех уголков России к нам идут письма, очень много приходит доноров на личный приём. И, как правило, Российский Красный Крест помогает этим людям.

Я хотела бы сказать, что мы не только занимаемся пропагандой безвозмездного донорства. Когда случилась трагедия в Беслане, и Российский Красный крест, Президиум Российского Красного Креста, общественный совет пришли к выводу, что помимо непосредственной помощи, денежной помощи пострадавшим было принято решение оказать помощь в укомплектовании медицинским оборудованием станций переливания крови во Владикавказе с согласия министерства здравоохранения Российской Федерации. И вы знаете, по мнению Козака, Полномочного представителя Президента в Южном федеральном округе, сейчас станция переливания крови во Владикавказе по своему оснащению является стратегическим объектом во всем Южном федеральном округе. Я считаю, что это, конечно, несомненно, и заслуга Российского Красного Креста.

Я думаю, что только личный пример может, я такое слово употреблю, заразить, вот этой идеей безвозмездного донорства. Российский Красный Крест предпринимал очень много попыток проведения широкомасштабных акций. В частности, в прошлом году я вместе с генеральным секретарем Праздниковым Эриком Наримановичем неоднократно была в Государственной Думе, где мы поднимали вопрос о проведении "Дня донора" для того, чтобы показать нашим россиянам, что действительно это необходимо. Был подготовлен, составлен план, продуманы все организационные вопросы. Но, как вы понимаете, на каком-то последнем этапе всё это застопорилось. Это, наверное, неправильно. И пока мы все не поймем, что не всегда мы будем молоды, здоровы, что кому-то плохо, что нужна кровь, наверное, мы не сдвинемся с точки замерзания, будем говорить. И какие бы мы ни проводили "круглые столы", какие бы мы ни проводили мероприятия, все останется на словах.

Поэтому Российский Красный Крест готов помогать органам здравоохранения, готов помогать людям, потому что мы выполняем ту миссию, которая исторически сложилась в обществе. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Дементьевой Ларисе Александровне, заместителю начальника отдела Роспотребнадзора.

Дементьева Л.А. Уважаемые коллеги уважаемый Сергей Алексеевич, я хотела бы обратить ваше внимание на вот такой вопрос, на состояние здоровья потенциальных нынешних доноров и будущего поколения.

Именно потому, что я занимаюсь проблемой ВИЧ-инфекции, мы, в общем-то, как раз очень хорошо видим, насколько сложна эта тема, и как она перекликается с вопросом донорства. Вы знаете, что в Российской Федерации на сегодняшний день зарегистрировано более 370-ти тысяч ВИЧ-инфицированных. Я хочу сказать, что это 244 тысячи на 100 тысяч обследованных. Вот такой показатель пораженности населения ВИЧ-инфекцией.

В 2006 году полпроцента взрослого населения страны в возрасте от 15-ти до 49-ти лет были официально зарегистрированы как ВИЧ-инфицированные. В возрастной группе от 18-ти до 24-х лет было зарегистрировано более одного процента ВИЧ-инфицированных. То есть мы говорим о состоянии здоровья потенциальных доноров и нынешних доноров.

За все предыдущие годы службой крови и нашими центрами по профилактике и борьбе со СПИДом были отведены от донорства более шести тысяч человек, которые пришли сдать кровь. Это были реальные ВИЧ-инфицированные. Только за этот год, за 2006 год, 780 человек, пришедшие сдать кровь, получили отказ в связи с ВИЧ-инфекцией.

Я хочу отметить, что у нас есть ряд территорий, это 13 территорий Российской Федерации, где именно наиболее высока пораженность населения ВИЧ-инфекцией. Это такие территории, как Иркутская, Самарская, Оренбургская, Ханты-Мансийский округ. И на этих территориях проживает 60 % всех ВИЧ-инфицированных, более 230-ти тысяч. То есть руководителям здравоохранения этих территорий надо обратить особое внимание именно на развитие службы крови. Это, в общем-то, так и происходит. Ханты-Мансийский автономный округ, Самарская область на сегодня в принципе они решили проблему карантинизации крови. И именно, может быть, эпидемия ВИЧ-инфекции подтолкнула руководство территории на то, чтобы выделялись большие вложения на развитие системы карантинизации.

Ещё один момент. ВИЧ-инфекция и вирусные гепатиты. Вы прекрасно знаете, что и вирусные гепатиты для нашей страны - это тоже проблема. По оценке экспертов более пяти миллионов населения в России - это или носители, или люди, которые заболели хроническими гепатитами. Мы видим, как в последние годы снижается заболеваемость острыми гепатитами, но та большая масса людей, которая представляет реальную опасность в плане передачи инфекции, она существует, и об этом забывать не стоит.

По оценкам экспертов в 2005 году показатель выявляемости маркеров ВИЧ-инфекции у донора снизились где-то в два раза по сравнению с 2003 годом.

За последние 15 лет каждый случай заражения ВИЧ-инфекцией через донорскую кровь при гемотрансфузиях был, естественно, расследован. 67 случаев заражения вот в такой ситуации. Как правило, более 50-ти процентов - это кадровые доноры. И, как правило, чаще всего - это все-таки свежезамороженная плазма, которая хранилась менее одного-двух месяцев, а то и несколько недель. Вот причины заражения сегодня ВИЧ-инфекцией в России.

Я хочу отметить, что география заражения ВИЧ-инфекцией, не зависит от того, маленькие ли это города, маленькие больницы, но это и крупные научные центры, в том числе и в Москве.

Станции переливания крови на сегодняшний день не могут обеспечить безопасность гемотрансфузий, что подтверждается ежегодно выявлением фактов заражения ВИЧ-инфекцией реципиентов компонентов крови.

Мы уже здесь много говорили о том, что теория законодательных документов не работает, или приказ Минздрава 193-й требует сегодня изменений, потому что он позволяет использовать кровь, не прошедшую карантинизацию. Над этим, безусловно, необходимо работать.

Я хочу отметить, что причин высокой потенциальной опасности гемотрансфузий в Российской Федерации несколько, о которых уже говорили, я еще немножко повторюсь. Это использование для донорства всей популяции населения, а не его здоровой части. Это не достаточный уровень процедур карантинизации. Всего 14,3 % всего сырья в России проходит карантинизацию. Это очень низкие цифры.

Ну, естественно, отсутствие единой системы для методов переконтроля всех положительных образцов на станциях переливания крови, при отбраковке донорской крови или плазмы, и внедрение новых технологий, и отсутствие единого банка информации о лицах, отведенных от донорства. Масса причин.

Со слабым оснащением, именно проблема каратинизации связана со слабым оснащением станций переливания крови холодильным оборудованием. Только 45 процентов оснащённость этим холодильным оборудованием на сегодняшних станциях переливания крови.

Второй момент. Большое число первичных доноров. На маленьких станциях очень много первичных доноров - до 40 процентов. Станция, которая заготавливает менее 500 литров плазмы в год 40 процентов доноров. Он явился один раз, и больше не появлялся. Большие станции, там совсем другой процент, всего пять процентов - это первичные доноры, остальные - всё-таки, кадровые доноры, это те, которые постоянно в поле зрения.

Я хочу отметить несколько положительных моментов на фоне такого, может быть, негативного вступления.

Меры, принимаемые Российской Федерацией в 2006 году по реализации проекта серии "Здравоохранение", который называется "Профилактика ВИЧ-инфекции, гепатитов "Б" и "С". Выявление и лечение ВИЧ", они нам позволили, во-первых, обеспечить за счёт федерального бюджета все субъекты Российской Федерации современными диагностическими Т-системами, это очень значимо. Потому что буквально в последние годы складывалась ситуация, когда не хватало средств на качественную диагностику, сегодня эта проблема в рамках национального проекта решена.

В 2006 году было обследовано 22 миллиона человек на ВИЧ-инфекцию и более 15 миллионов - на гепатиты "Б" и "С".

Кроме того, вы знаете, что национальный проект "Здоровье" многосторонний. И только за прошедший год, в связи с тем, в муниципальные учреждения, специализированные центры было поставлено около двух тысяч современного оборудования для проведения имунно-ферментного анализа.

Задача состоит в том, чтобы научить врачей и лаборантов правильно использовать это оборудование, а руководителям Службы здравоохранения осуществлять контроль за этим, потому что вложения очень большие.

Мы делаем все, чтобы с помощью современного оборудования выявить ВИЧ-инфицированных больных гепатитом, и отстранить их от донорства, ну это уже как часть проблемы.

Я хочу отметить, что большое внимание уделяется и здоровью будущих доноров потенциальных. Ведь в программе "Вакцина профилактики" только за 2006 год провакцинировано 10 миллионов молодых людей, это наши будущие доноры.

В 2007 году будет провакцинировано 15 миллионов человек от гепатита "Б", это люди от 17 до 35. То есть мы пытаемся сохранить здоровье этого поколения, этих доноров, это очень важно.

Кроме того, у нас есть такой раздел в программе "Профилактика ВИЧ-инфекций" в национальном проекте, как пропаганда, и выделено государством немалые деньги на это - 200 миллионов рублей. Впервые за всю историю развития эпидемий, те, кто занимался этой проблематикой, мы даже не были уверены, что родится такой проект, когда государство полностью возьмёт на себя такие большие вложения для оказания медицинской помощи ВИЧ-инфицированным и пропаганду профилактику ВИЧ-инфекции, это случилось.

Я хочу отметить, что помимо нашего проекта "Профилактики ВИЧ-инфекции", есть ещё федеральная целевая программа, которая сейчас принимается правительством, там есть подразделы, программа "Профилактика инфекций, передаваемых половых путём, вирусных гепатитов, ВИЧ-инфекций" и думаю, что если бы во всех этих программах именно были затрачены определённые средства на информирование населения в этой области, то было бы это очень здорово. И не нужно было бы дожидаться, пока родиться новый национальный проект по донорству.

Но, я полностью за то, чтобы такой проект родился, и надеюсь, что это произойдёт. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Лариса Александровна.

Слово предоставляется Максимову Валерию Алексеевичу - председателю попечительского Совета Фонда "Служба крови людям".

Перед тем, как представить слово, я хочу посоветоваться. Выступило 17 человек, ещё записано шесть.

Есть предложение, мы послушаем Максимова, есть два депутата, которые просят слово, я не могу им отказать. Потом мы ответим на вопросы, и на этом будем заканчивать.

Не возражаете?

Максимов В.А.Глубокоуважаемый Сергей Алексеевич, глубокоуважаемые коллеги! Разрешите в первую очередь поблагодарить, Сергей Алексеевич, вас и комитет здравоохранения, что прошел год, но мы явно продвинулись. Фонд службы крови, который возглавляет Валентин Иванович Покровский как президент, созданный в 1998 году. Мы все эти годы говорили о безопасности крови. Казалось бы, прописные истины, что в общей сложности записано: заготовка, переработка, хранение, транспортировка. Но разве можно после этого выдавать некачественную кровь? Оказывается, потребовалось специально записать в закон "обеспечение безопасной крови и ее компонентов". Было проведено несколько "круглых столов" "Медицинской газеты", были проведены "круглые столы" здесь, и мы добились этого. Спасибо.

Теперь разрешите я вам зачитаю из-за экономии времени предложения нашего фонда. Для обеспечения безопасности, трансфузии и компонентов крови считать необходимым: внедрять наряду с ИФА молекулярно генетические методы диагностики основных инфекций (ПЦР-диагностика). После крови дачи осуществлять профилактику дефицита железа и белков путем приема доноров крови препаратов, способных положительно и эффективно восстанавливать их тканевой обмен. При переработке крови в обязательном порядке осуществлять лейкофильтрацию всех заготовляемых компонентов крови, обеспечивая их содержание не более одного лейкоцита 10 в шестой степени, соответствующее международным стандартам. При карантинизации плазмы в случае невозможности повторного обследования донора после истечения установленного срока хранения замороженная плазма снимается с карантинизации и может быть использована в лечебных целях или для получения препаратов только при условии предварительного проведения операций по инъективации и удалению вирусов, для чего в течение последующих пяти лет создать условия для внедрения в стране технологий "Вирус инъективации", успешно применяемой в развитых странах более уже 10 лет.

На период освоения указанных технологий признать и строго выполнять действующий приказ Минздрава № 193 от 7.05.2003 года "О внедрении в практику работы службы крови в Российской Федерации метода карантинизации свежезамороженной плазмы". В частности, обязательное исполнение пункта 3.1. "Перед карантинизацией обязательно проводится лейкофильтрация с выходом содержания в доле лейкоцитов не более 1 на 10 в шестой степени".

Лидия Ивановна, обращаюсь к вам. Вы это приказ решили критиковать и говорите, как приняли такой приказ. В Московской области действует приказ № 78 от 2001 года, он не пересмотрен. А там лейкофильтрации вообще нет. В городе Москве действует приказ № 87 от 2000 года, он не пересмотрен. Вот поэтому лейкофильтрации ни у вас, ни в Москве нормально не проводится. И, по нашим данным, когда мы смотрим по стране, да, карантинизация идет, но я задаю один вопрос: а лейкофильтрация перед карантинизацией прошла? Нет. Тогда задаю другой вопрос: а зачем она вообще нужна? Если лейкофильтрации не было, то и карантинизацию проводить не надо.

И два слова хочу сказать о второй большой безопасности - о микрофильтрации. Все компоненты крови должны переливаться только через системы или капельницы, как их называют, имеющие микрофильтр с диаметром пор не более 30 микрон, который гарантирует безопасность трансфузии на 97 процентов, так как компонент крови не прошедший содержит микроагрегатов около 7 грамм. Это, значит, порция вся идёт в русло пациенту. А прошедшая лейкофильтрацию - не более 130 миллиграмм. Как видите, разница огромная.

И последнее. Разрешите предложить внести наши рекомендации, где здесь пишем Минздравосоцразвитию, в третий пункт: "Разработать систему национальных стандартов в области донорства и службы крови...", добавляем: ... "соответствующих международным стандартам". Иначе у нас так и будут появляться приказы то министерства Московской области, то в Москве, то где-нибудь другие, будут все свои, а нужно отвечать международным стандартам. Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Скульской Екатерине Андреевне, председателю правления межрегионального общественного благотворительного фонда "Гематология, милосердие и поддержка", Нижний Новгород.

Скульская Е.А. Уважаемые коллеги, у общественных организаций, которые последние 10, 12, 5 лет назад начали работы в области развития донорства, есть уже и опыт, адекватный современной России, и контакты с зарубежными организациями, и свои новые технологи, и какие-то свои новые принципы работы с донорами. Мы, в общем-то, уже расцениваем себя самих как тот ресурс, который может и должен быть использован при разработке концепции донорства в сегодняшней России. Потому что если наш ресурс не будет использован, то это займет больше времени, это затратит гораздо больше денег. Мы работаем с безвозмездными донорами, мы работаем с ними успешно. И если у нас будет возможность своим опытом делиться и давать возможность другим работать по этим технологиям, выиграют в первую очередь больные, выиграет в первую очередь население нашей России. Поэтому мы очень надеемся быть услышанными при разработке новых документов по донорству на всех уровнях. Спасибо.

Председательствующий. Слово предоставляется Мрыхину Михаилу Ивановичу, председателя комитета по социальной политике Законодательного Собрания Республики Карелия.

Мрыхин М.И. Уважаемые коллеги, буду краток. Знаете, у меня как бы четвёртая ходка, и вот эти все "круглые столы" и слушания меня очень расстраивают, как-то хочется в аптеку сбегать за левитрой или за чем-то.

Знаете, вот если бы нас сегодня послушали доноры, потенциальные доноры, реципиенты, я думаю, количество кроводач и количество переливаний бы резко уменьшилось. Это была бы хорошая мера, поскольку мы сегодня расписываемся в такой своей не совсем состоятельности.

Тут очень высокопрофессиональная и очень понимающая аудитория, мы как бы друг друга в очередной, не знаю, в какой десятый раз агитируем все друг друга, прекрасно понимают. Также агитировали и один год полтора месяца назад 7 февраля, но ситуация мало сдвинулась с места. Мы тут благодарим наших коллег за поправку к федеральному закону, по-моему, по 258-у от 29.12. Но ещё когда существовал в виде соответствующего законопроекта с нормой по муниципальным отделениям переливания крови, было совершенно ясно, что этого делать было нельзя. И были соответствующие обращения заксобрания и региональных Госдум по этому поводу, но мы, к сожалению, очень слабо в Москве прислушиваемся к мнению регионов. Поэтому получаем вот такие ошибки, я уже не говорю о ДЛО, третий год безобразие продолжается. А уж были предупреждения, есть конкретные механизмы, как всё это поправить, к сожалению, всё идет, как идет.

Знаете, ещё великий Бисмарк говорил: руководить - это умение предвидеть. Но мы что-то очень слабо в этом направлении предвидения двигаемся. Действительно тут говорилось уважаемыми профессорами, что донорство это не только нравственная, медицинская и социальная проблема, это и проблема национальной безопасности. Что по линии Вооруженных Сил или по линии МЧС, кровь не нужна? Нужна. И в последующих наших слушаниях и "круглых столах" должны участвовать люди, которые профессионально отвечают за национальную безопасность, тем более, что связано с Вооруженными Силами, обороноспособностью, МЧС и так далее, наши коллеги, которые здесь недалеко располагаются.

Долго говорить не буду. Мне непонятно, конечно, новый специалист Минздравсоцразвития России, коллега Виноградов, но мне непонятно, почему, как вот пишется в рекомендациях, что целый ряд рекомендаций в адрес правительства и Минздравсоцразвития по итогам "круглого стола", который был один год полтора месяца назад, не выполнен. И все ли эти вопросы, перечисленные на третьей странице, нуждаются в капитальных вложениях, что-то связанное со строительством космических кораблей. Почему не завершена разработка проекта технического регламента и так далее, и так далее. Эти же все вещи есть в Европе. Очень много-много лет назад, когда определенные реформации наметились в Японии, и они подсчитали, чтобы это законодательно закрепить, сколько это потребуется лет, они просто заимствовали тогдашнее законодательство Германии. Может быть, нам больше пойти по этому пути, если мы сами в течение более года простые вещи не можем разработать. Давайте заимствовать, тем более это есть, тем более мы сегодня в Европейское международное сообщество входим.

И второе. Расстраивают меня подобные наши встречи, но никто за это, за несработку не несет ответственности. Видимо, и наказывать надо так же, как по ДЛО. Безобразие на всю страну, но товарищи даже ата-та не получили. И вот большое предложение в этом плане и в плане наказательных мер или предложение по наказательным мерам, как-то мы должны здесь тоже определиться. И вы знаете, я уже не первый раз предлагаю такую норму, ввести, наверное, в наше законодательство, частично заимствовать это из соответствующего постановления ЦК КПК перевоспитании трудом, когда Ден Сяо Пина дважды отправляли в деревню перевоспитываться и доказывать свою профессиональную состоятельность. Так вот, может, некоторые специалисты Минздравсоцразвития отправятся в деревню месяцев на шесть, увидят ситуацию на месте и докажут свою профессиональную состоятельность, в том числе и специалисты, которые там Институт водного транспорта закончили и так далее, и так далее. Всё. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Михаил Иванович.

Слово предоставляется Чухраеву Александру Михайловичу - первому заместителю председателя Комитета по охране здоровья Государственной Думы Российской Федерации.

Чухраев А.М. Спасибо.

Уважаемый Сергей Алексеевич, уважаемые коллеги!

Конечно, наверное, вызывает удивление, почему через год собрались и вновь проводят "круглый стол"?

Первое. Чтобы услышат, что сделано, что предстоит делать, даже такие хлесткие выступления как последние. Я полагаю, если решать вопрос, то мы должны решать, а хлёсткость выступлений, она может быть не на "круглом столе", а в другом месте нужна.

Какая цель преследовалась? Действительно, есть проблемы. Действительно, при принятии 95-го и 131-го закона, кстати, которые поддержали абсолютное большинство региональных парламентов, только после этого был принят закон, и чего мы натворили там. На всякий случай, когда принимаются законы двойного ведения, то без вашего согласия они не принимаются. Было сделано поручение, в том числе и Минздраву и Государственной Думе. Кое-что удалось сделать. Мы внесли поправку, хороша она или плоха, её надо внимательно почитать. Вы видите, оценки разнятся. Одни говорят, молодцы, что сделали. Другие говорят, зачем сделали? Давайте успокоимся. Есть федеральный закон, и, памятуя о том, что закон надо выполнять, а не обсуждать, когда он принят, что-то начинать делать. Я бы не говорил так хлёстко в адрес Минздрава, они требуют, наверное, своей порции критики. Но, тем не менее, давайте посмотрим, часть подзаконных актов у нас вышла, часть готовится.

Что касается технических регламентов. К сожалению, здесь коллега говорила, не услышали, и сегодня нет позиции. Позавчера на президиуме фракции "Единая Россия" рассматривали эти вопросы. Мы не скрываем, правительство завалило разработку тех регламентов, мы не входим ни в одну норму. И сегодня стоит вопрос: нужны ли техрегламенты в медицине, а если нужны, то как их принимать? Первое, в виде федерального закона, на чём настаивает часть учёных, часть представителей и промышленности медицинской и фармацевты. Второе предложение - это часть регламента можно принимать в виде постановления правительства, с учётом того, что ГОСТы отменены, и мы работаем в каком-то правовом вакууме. Конечно, можно сейчас так, но коллега говорила, что приготовлено несколько технических регламентов, несмотря на то, что не был объявлен тендер, работа проведена, и несколько экспертных групп один и тот же регламент рассмотрели по-разному.

По заимствованию законов. Несомненно, подготавливая закон, мы смотрим и исторический опыт. Но вот сегодня наши предложения "круглого стола" - просто позаимствовать. Действительно, Еврокомиссия приняла за последние четыре года блестящие документы. И об этом все говорили. И часть из них мы сегодня заимствовали. Но мы тут же с вами пишем, давайте империалиста-руководителя заставим, чтобы он за руку вёл нам донора. Как? Там не написано за рубежом такой нормы. Там не написано такой нормы.

Зачем "круглые столы"? Тем не менее, сегодня на "круглом столе", в отличие от предыдущего, присутствует руководитель Росздрава. Сегодня здесь присутствуют лучшие умы. Сегодня присутствуют много общественных организаций. И если мы с вами посмотрим, не обижая никого, федеральная составляющая на всех одинакова. Но как только мы попросили справку, какова же реальная региональная составляющая. Оказывается, при плохой поддержке, плохих законах и подзаконных актах ситуация в регионах абсолютно противоположна - от стабильно снижающейся и удручающей ситуации по службе крови до развивающейся. Давайте дождёмся в Кирове, конечно, будет сделана. И коллеги скажут, что за последние годы инвестиции в строительстве Кировского завода многократно превышают, чем было до этого. Но, тем не менее, я недавно был в Самаре, они открывают, фактически уже работает прекрасный Центр клеточных технологий. И где наша служба, служба, рассматриваемая здесь, конечно получит хорошее подспорье для региона. Мало того, никто не говорил и не говорит, мы, когда посмотрели законодательство Российской Федерации, в частности здравоохранения, увидели много интересного, что сегодня, дав свободу регионам, многие регионы превзошли Федерацию и в законотворчестве и в качестве законов.

Это говорит о том, что вот, посмотрите, мы даем ЕДВ, кстати, ее на 1,08, если мне не изменяет память, увеличили выплату. Но есть масса законов, принятых в заксобраниях, которые значительно улучшили ситуацию доноров. Спасибо за это депутатам местных региональных Законодательных Собраний, которые не стали ждать Федерацию, когда она разродится, а сделали прекрасные законы. Кстати, многие восстановили льготы на проезд, восстановили коммунальные льготы. Причем это не только регионы-доноры, кстати, там не всегда так здорово. Чаще это регионы или реципиенты, или глубокие реципиенты. Но тем не менее они решают часть вопросов.

Уважаемые коллеги, я предлагаю тем не менее принять за основу наши рекомендации "круглого стола" с учетом выступления Алексея Сергеевича, и рабочей группе доработать, и сказать слова благодарности Сергею Алексеевичу. Почему? Потому что его рабочая группа работает каждый день. И мы просим вас ежедневно, по чуть-чуть давайте помогать. Кстати, мы тоже были с вами там рядом, кто пользовался, кто заготавливал кровь, кто переливал, кто с ошибками, кто нет. Давайте потихоньку работать. И просьба к Министерству здравоохранения: конечно, надо поторопиться с теми рекомендациями, которые сегодня действительно необходимы. Сегодня возникла правовая коллизия, и мы должны где-то расставить точки над "и". То, что можно, мы должны сделать просто, чтобы не было... Мы посмотрели, кстати, предыдущие рекомендации. Кое-что можно было выполнить и не получить таких замечаний.

По национальному проекту. Частично мы записали, не стали писать, неоднократно и президент, и первый заместитель председателя правительства Медведев говорили о том, что давайте мы сделаем одно, доведем до конца, а потом начнём другое. Мы записали другую норму, что правительству рассмотреть программу, и, естественно, программу, как сегодня принято, как в том же национальном проекте, то есть деньги, оснащение, но чтобы эта программа не была в два листочка. Вот эта норма написана.

Второе. Мы написали предложение, а потом вычеркнули, но, наверное, вот наша коллега сидит, которая обобщала ваши предложения, наверное, поторопились, потому что было предложение о страховании доноров. Мы хотели бы предложить первый шаг. Это почетным донорам, может быть, донорам, какой-то доли не дожившим до почетных, разрешить, например, социальный пакет, например, в виде 50-ти % лекарственного обеспечения. Как бы его не ругали, но это все-таки сегодня хорошее подспорье будет. Может быть, вот эти нормы, я не знаю, насколько правомерно, нам ученые подскажут, насколько правомерно, мы предлагаем замену питания деньгами. Я имею в виду с точки зрения физиологии.

Спасибо, уважаемые коллеги, спасибо, что вы всегда откликаетесь на наши просьбы, приезжаете участвовать, и все вместе мы потихоньку все-таки что-то делаем.

Спасибо!

Председательствующий. Спасибо, Александр Михайлович.

Уважаемые коллеги, выступления закончились.

Кто получил вопросы?

Получается, что вопросы только я один получил.

Поэтому я предоставляю слово себе.

Поступил такой вопрос. В Государственной Думе нельзя ли организовать постоянную сдачу крови?

Я отвечу таким образом, что технически это возможно, но необходимость... Мы в комитете поговорим со специалистами, но, я думаю, выйдем с соответствующим... Почему бы нет? Это реально, но необходимость...

Следующий вопрос поднимают товарищи по оплате работающих в Службе крови. В частности, премиальные и за вредность. Но я хочу, по первой части скажу. Вопрос этот вашего бюджета. Пожалуйста, решайте со своим правительством, со своими законодательными ... премиальные. А в отношении по вредности, пока вопрос не стоит.

И вопрос Чистяковой Екатерине Константиновне, она хотела здесь выступить. Я просто хочу ответить. То, что касается Минздрава, по закону о стволовых клетках и так далее. Рабочая группа есть, она работает. Туда привлечены ведущие наши специалисты. Вопрос очень сложный, непростой он вопрос. По результатам потом мы будем говорить об этом.

То, что касается обследования доноров (новые технологии), вы слышали, это прозвучало в нескольких докладах, что на сегодня этот вопрос стоит и Минздрав работает. Я думаю, что мы это увидим в тех документах, которые выдут из Минздрава.

Ну, и на правах председательствующего я позволю себе ответить на те вопросы, которые сегодня прозвучали, каким образом, мне кажется, их надо решать. Очень острый вопрос. Два года мы обсуждали вопрос, муниципальные станции, отделения и так далее, и так далее.

Я хочу вас сказать, Константин Анатольевич, понимаете, в чём дело, всё-таки мы должны друг друга слушать. Вот регионы почему-то против. Я хочу сказать, депутаты были в основном против. Мы выступали против этого. Мы не против той концепции, которая звучит из уст министерства. Но ситуация складывается таким образом. На сегодняшний день мы в такой стране живём огромной, когда 300 километров, 500 километров, особенно касается Сибири и Ханты-Мансийска, со слезами писал письма. И мы вдруг начинаем что-то закрывать. Сегодня это неправильно.

Правильно было бы, я абсолютно согласен с Валентиной Владимировной. Валентина Владимировна, давайте мы создадим, вот построим в Кирове, запустим, а потом эти станции, эти отделения сами отомрут. Они маломощные, они не способные, они плохо оборудованы и так далее, и так далее. Но, когда мы сегодня делаем таким образом, мы ещё не создали, а уже пытаемся с саблей пройти и что-то сократить.

Я хочу вам сказать пример, вот у меня письма, я отсылал, мы на комитете зачитывали вот этот подход передачи полномочий. Вот здесь руководители все сидят. Скажите, пожалуйста, за 300 километров городская станция, я вам назову город Сочи, за 300 километров будем решать вот каждодневные текущие вопросы. Вот представьте, как это делать?

Сегодня нет необходимости вот так было срочно решать этот вопрос. Давайте, я ещё раз говорю, создадим запустим, пойдут объёмы. А потом сам собой вопрос решается. Поэтому я считаю, если вы не возражаете, депутаты Государственной Думы сделают ещё поправку в принятую поправку, где допишут ещё и станции. И тогда всё это будет.

Вопрос абсолютно правомерный. Нет вопросов. Я обращаюсь к Косенко, мы вас поддерживаем. Но вот ситуация сегодняшнего дня, она как бы требует сначала создать, а потом всё это дело, оно само собой пройдёт.

Я обращаюсь к Валентине Владимировичу, вопрос. Вы знаете, в чём дело? Вот сегодня состояние наших отделений станций переливания крови - это финансирование. А почему мы боимся? Вот Роснадзор, вот письмо губернатору, не стесняясь. Вы знаете, в чём дело, давайте по телевидению покажем пару губернаторов, которые, скажем, вот в Российской Федерации два есть региона самые худшие. И пусть он себя увидит там. Вы знаете, поверьте мне, они будут волноваться за эту службу.

А так они, вроде, мы как бы молчим, вроде, это не звучит нигде. И он деньги отдаёт в другие структуры. Потому что к нему приходят, хирургия просит, терапия просит, ... просит и так далее, и так далее. Давайте попытаемся, расшевелим. Вот у вас есть данные по тем регионам, которые плохо выглядят. И посмотрим, какая будет реакция. Если мы увидим, что по правильному пути пошли, ничего страшного и дальше будем...

Я, что хочу сказать, учитывая, что Юрий Никитович Беленков здесь, это звучало у нас на предыдущих заседаниях, сегодня, Юрий Никитович, надо объединить усилия наших головных институтов, нашу науку.

Я не знаю, может быть, как бы я немножко своё личное видение говорю, вот мне кажется, они работают врозь, их надо всех вместе собрать. И мы тогда говорили, предыдущее, что должен быть главный специалист Минздрава по службе крови, с которым будут в рабочем порядке работать. Головной институт мы определим. Сегодня как бы головные три. Они должны работать вместе. В конце концов, заказчиком будет Минздрав, а они обязаны все регламентирующие документы, всю современную сегодня технологию выносить и говорить: вот так это должно быть.

И следующий вопрос, который сегодня, к сожалению, не прозвучал, но это связано. В национальных проектах есть вопрос высоких технологий. Но сегодня давайте мы скажем, что мы все работаем на зарубежном оборудовании. Сегодня отечественного оборудования в системе крови нет. Вы знаете, в чем дело, я хочу вам сказать, такое красивое слово "безопасность страны", вы знаете, не захочет какой-то дядя Сэм, запасные части прекратят нам поставлять, вот не захотят, и обновлять нам оборудование, мы же с вами останемся ни с чем, мы остановим всю службу крови.

Сегодня ситуация по финансированию в стране потихоньку поворачивается в другую сторону, то мы все видим. И сегодня, наверное, поэтапно надо приходить к тому выводу, что надо поднимать нашу промышленность отечественную, поэтапно, какими-то определёнными шагами, и начинать с более таких острых вопросов. Сегодня мы начинаем ставить вопрос об этом, а завтра правительство начнёт финансировать. И я думаю, что это будет правильный ход.

Что мне хочется сказать. Вот Сергею Леонидовичу ответить в отношении новой программы по донорству. Вы знаете, программу можно написать, весь вопрос, как её выполнять. Вот сегодня у нас есть программа по здравоохранению, программа очень ёмкая, она затратная. На мой взгляд, если вы меня поддержите, давайте вот выполним это, что у нас сегодня есть. И это требует ещё дополнительных денег. Решим эти вопросы, следующим этапом, наверное, может быть, будет служба крови или какая-то другая служба. Это потом уже можно будет собраться и обсудить. Но когда мы сегодня ещё не в полной мере одну программу решили, сейчас запускать следующую программу, я думаю, в целом это неправильно будет. Но говорить, наверное, сегодня об этом надо.

Сегодня мы говорим, что мелкие станции они должны быть закрыты, они не нужны и так далее. Я согласен. Но в связи с этим то, что мы написали в рекомендациях, это создание в городе Кирове, она будет такая первая, мощная и так далее. Вот меня что беспокоит, я не знаю, насколько просчитан этот проект? Вот я боюсь, что мы построим эту станцию, но, грубо говоря, мы обязаны её сырьём загрузить. А вот, находясь в регионе Сибири, как это будет? Это доставка.

Не получится ли, что наши потом компоненты, которые она будет производить, дорогими очень будут?

Вы знаете, в чём дело? Вопрос очень серьёзный, очень серьёзный. И, я думаю, что в таком государственном масштабе, когда мы решаемся на такой шаг... Он правильный шаг, абсолютно правильный шаг. Почему выбрали Киев? Я бы сказал, центральная Россия, может быть, первый шаг здесь надо было. Мы записали в решении. Мы поддерживаем всё это, но надо ещё раз посмотреть и просчитать, чтобы не получилось, что потом она будет на 40 процентов загружена сырьём, и мы не получим тот эффект, который нам бы хотелось.

Сегодня прозвучал вопрос от Савченко Валерия Григорьевича по увеличению бюджета. Вы знаете, в чём дело? Ну самое лёгкое, конечно, сегодня у правительства просить: давайте деньги. Вы знаете, это путь такой достаточно лёгкий. Давайте сначала научимся распоряжаться теми деньгами, которые у нас сегодня есть. Примеры я не буду говорить. Вы знаете, в чём дело? Ситуация изменилась, есть политическое решение президента и он вышел со своими программами, мы все поддержим его. Да? Пошли конкретные деньги. Давайте научимся с этими деньгами работать, поэтапно увидят, что мы умеем работать, и дальше будем ставить на увеличение. А вот немного не сработав в одной программе, просить на увеличение бюджета, я думаю, не совсем будет правильно.

У Роснадзора прозвучало такое предложение (я не знаю, вы обратили внимание или нет), что нужна программа под донорству и созданию единой информационной базы донорских данных. Вы знаете, в чём дело? Я думаю, что специалисты должны всё-таки... А зачем? Вы знаете, в чём дело? Что ведь донорство у нас - это территориальная обеспеченность по системе работы. И не будут кровь переливать в одном регионе, привезя её из Москвы, не будут. Сегодня не будут. Вот эту программу, информационную базу данных создать для стволовых клеток, для костного мозга - вот здесь да. Здесь очень вопрос серьёзный. Поэтому вопрос такой, он как бы принимается, но, я думаю, что надо будет над ним ещё подумать и посмотреть.

Очень больно было слышать выступление Ольги Валентиновны Гришиной в отношении рекламы, донорства и так далее, так далее. Вы знаете в чём дело? Мы все солидарны с этим выступлением, мы всё это понимаем.

Что мне хочется сказать? Рычаг единственный здесь, если говорить с бизнесом, экономическая целесообразность, другого рычага нет. Они будут кивать, но ничего делать не будут. Вот сегодня готовится закон в стенах Государственной Думы по социальной рекламе. И мне сейчас не хочется вперёд забегать, говорить, но мы постараемся вложить туда не только донорство, там много вопросов есть, по здоровому образу жизни и так далее, и так далее, заложить и какие-то сделать экономические преференции. Если вы занимаетесь, то, наверное, каким-то образом надо экономически заинтересовать. Хотя, я хочу сказать, что на местном уровне, когда они приходят и просят землю под щит или ещё. Вы знаете в чём дело? На местном уровне можно было бы, наверное, проще, знаешь, поставишь ты девять щитов, а десятой будет именно под социальную рекламу. Наверное, можно было. Немного в таком рычажном варианте, что-то решать. Мы с вами абсолютно солидарны, Валентина.

И вопрос, который сегодня не прозвучал, как-то он немного не прозвучал. К сожалению, вопрос страхования доноров у нас сегодня завис, и мы все понимаем, что это очень большие деньги. Но, я думаю, что Министерство здравоохранения и социального развития этот вопрос знают, оно должно решать вместе с Министерством финансов, с правительством. Я думаю, что сегодня бюджет принят, и мы понимаем, что сегодня поломать бюджет никто нам не позволит и так далее. Но сегодня впервые сделан такой шаг, мы утверждаем бюджет на три года. И сегодня об этом надо говорить. И, может быть, какие-то потихоньку вопросы мы будем двигать, во всяком случае, доложить соответствующим министрам, что есть такой вопрос, что его надо поднимать, и тогда на каком-то этапе мы всё-таки вопрос очень важный, очень необходимый решим.

Мне что хочется сказать? Я на этом заканчиваю. Если кто-то не против председательствующего, то, что я озвучил.

Я хочу попросить всех вас, выступающих, и кто не выступал, оставьте все свои выступления. Я так понимаю, что в целом вы одобряете тот проект рекомендаций. Мы ещё доработаем с вашими предложениями. Мы очень много интересных предложений услышали, и в конечном итоге потом родим документ, который вы получите и ещё раз его посмотрите.

Хочу вас всех поблагодарить за сегодняшнюю работу, за ваши предложения, пожелать всего доброго и до новых встреч.

Суши ижевск подробнее.